anna_earwen: (телефон)
Я сидела в директорской приемной и вертела в руках кстати оказавшуюся на столе секретарши морскую раковину с длинными, гладкими шипами, откуда-то из синей сонной глубины, с той стороны, с картины Йерки. Сидела и пыталась понять, на что намекает мироздание, второй раз заставляя меня слоняться по прихожим и обивать пороги в поисках запасных ключей - свои-то я захлопнула в комнате. Вместе с пальто и важной работой. Вот! Дело в работе: "Жизнь коротка, а ты недостаточно несерьезна - берегись."

Об этой очень русской привычке закутывать заколдованным одеялом и вообще язычески оперсонаживать мир мы говорили с Таней и Светой в прошедшую субботу, говорили под пироги и чай, и еще под Йерку за стеной - говорили, вдосталь нагулявшись по Москве: Света ведет меня по ней так, что навстречу попадаются то диковинные дома за диковинными решетками, то нездешняя церковка с бёртоновскими завитушками без единого повтора, с единорогами на поручнях, львами на дверях и цветами на стенах. Одна кремлевкая башня вдруг оказалась готической архитектуры - оттого, что я заметила это сама, появилось какое-то родство, пусть и странное - другого всё равно не завезли, а мне почему-то грустно ходить по Москве и чувствовать себя заезжей мисс Браун - может, потому, что на родине всякой истинной мисс Браун я немедленно стану заезжей мисс с трудновыговариваемой фамилией. Вы же понимаете, что мне некуда деваться, и единственная надежда теперь - на небесный Иерусалим?

Мне запомнился памятник порокам, совращающим детей - ровно там, где московские и примазавшиеся к ним невесты рассекают в кринолинах белыми павлинами, сверкая из-под юбок черными осенними сапогами. Со всей серьезностью. Со всем сюром.

Я другой Москву и не вижу: только пеструю и давным-давно сошедшую с ума, так, что чуешь неладное, когда она прикидывается нормальной. Потому что буйные - буянят, с ними можно бороться бромом, смирительной рубашкой и святой водой. А притаившиеся?

Четыре часа чистого чтения, проведенные в электричке Москва-Солярис, позволили мне очень кстати дочитать "Дом, в котором", о котором я уже, кажется, всё сказала в комментариях к какому-то прошлому посту, и теперь я пытаюсь понять, кто кого: то ли я натягиваю мариам-петросяновскую реальность на то, что вокруг, то ли то, что вокруг, вконец оперсонажилось и добралось до печатного слова, то ли это снова voices in my head, и в реальности всё не так, как на самом деле. Пока я читала "Дом", в доме сломались старые дедушкины часы с грустной-грустной мелодией, под которую я когда-то просыпалась в школу. Молиться, поститься, читать Честертона! Хотя - нет, сначала - Феликса Максимова: глупо было бы взять и выбросить бесценный опыт на московскую мостовую, под иголки каблучков, которыми здесь так акробатически цокают девушки-эквилибристки.

А еще я в субботу попала на концерт Dead Can Dance. Уже в метро заметила - люди едут, как на мессу: нарядно одетые, светлые, улыбающиеся друг другу. "Вы не знаете, как пройти в крокус сити холл?" - "Не знаю, но иду туда же!" Ну что вам сказать. Я сидела на галёрке с биноклем, подобрав волосы, в длинной черной юбке, чуть-чуть жалела, что мне не двадцать, улыбалась и обмирала. Потому что Лиза Джеррард по-прежнему - прекраснейшая из женщин. А видели бы вы, как она улыбается. А слышали бы вы, как она поёт. А постояли бы вы, хлопая в ладоши до боли, до тех пор, пока весь зал не встал, не загудел, не запел, не затопал ногами... Они вышли на бис пять раз. Они действительно живые. И люминесцируют.






Lisa Gerrard

Lisa Gerrard

Lisa Gerrard and Brendan Perry







...А потом мы с Таней разбирали диван, советуясь с гуглом и ютубом. А потом был удивительно солнечный день - Покров - и Даша отвела меня в Кэрроловское кафе, где я остро пожалела об оставленном в Дубне цилиндре. Даша, конечно, красавица: если трезвым взором оглядеть моих друзей, сразу станет ясно, что выбираю я их по внешним признакам. Хорошо, что красота, которая мне нравится, коррелирует с мозгом. Это целая тема для научной статьи.
anna_earwen: (телефон)
Я сидела в директорской приемной и вертела в руках кстати оказавшуюся на столе секретарши морскую раковину с длинными, гладкими шипами, откуда-то из синей сонной глубины, с той стороны, с картины Йерки. Сидела и пыталась понять, на что намекает мироздание, второй раз заставляя меня слоняться по прихожим и обивать пороги в поисках запасных ключей - свои-то я захлопнула в комнате. Вместе с пальто и важной работой. Вот! Дело в работе: "Жизнь коротка, а ты недостаточно несерьезна - берегись."

Об этой очень русской привычке закутывать заколдованным одеялом и вообще язычески оперсонаживать мир мы говорили с Таней и Светой в прошедшую субботу, говорили под пироги и чай, и еще под Йерку за стеной - говорили, вдосталь нагулявшись по Москве: Света ведет меня по ней так, что навстречу попадаются то диковинные дома за диковинными решетками, то нездешняя церковка с бёртоновскими завитушками без единого повтора, с единорогами на поручнях, львами на дверях и цветами на стенах. Одна кремлевкая башня вдруг оказалась готической архитектуры - оттого, что я заметила это сама, появилось какое-то родство, пусть и странное - другого всё равно не завезли, а мне почему-то грустно ходить по Москве и чувствовать себя заезжей мисс Браун - может, потому, что на родине всякой истинной мисс Браун я немедленно стану заезжей мисс с трудновыговариваемой фамилией. Вы же понимаете, что мне некуда деваться, и единственная надежда теперь - на небесный Иерусалим?

Мне запомнился памятник порокам, совращающим детей - ровно там, где московские и примазавшиеся к ним невесты рассекают в кринолинах белыми павлинами, сверкая из-под юбок черными осенними сапогами. Со всей серьезностью. Со всем сюром.

Я другой Москву и не вижу: только пеструю и давным-давно сошедшую с ума, так, что чуешь неладное, когда она прикидывается нормальной. Потому что буйные - буянят, с ними можно бороться бромом, смирительной рубашкой и святой водой. А притаившиеся?

Четыре часа чистого чтения, проведенные в электричке Москва-Солярис, позволили мне очень кстати дочитать "Дом, в котором", о котором я уже, кажется, всё сказала в комментариях к какому-то прошлому посту, и теперь я пытаюсь понять, кто кого: то ли я натягиваю мариам-петросяновскую реальность на то, что вокруг, то ли то, что вокруг, вконец оперсонажилось и добралось до печатного слова, то ли это снова voices in my head, и в реальности всё не так, как на самом деле. Пока я читала "Дом", в доме сломались старые дедушкины часы с грустной-грустной мелодией, под которую я когда-то просыпалась в школу. Молиться, поститься, читать Честертона! Хотя - нет, сначала - Феликса Максимова: глупо было бы взять и выбросить бесценный опыт на московскую мостовую, под иголки каблучков, которыми здесь так акробатически цокают девушки-эквилибристки.

А еще я в субботу попала на концерт Dead Can Dance. Уже в метро заметила - люди едут, как на мессу: нарядно одетые, светлые, улыбающиеся друг другу. "Вы не знаете, как пройти в крокус сити холл?" - "Не знаю, но иду туда же!" Ну что вам сказать. Я сидела на галёрке с биноклем, подобрав волосы, в длинной черной юбке, чуть-чуть жалела, что мне не двадцать, улыбалась и обмирала. Потому что Лиза Джеррард по-прежнему - прекраснейшая из женщин. А видели бы вы, как она улыбается. А слышали бы вы, как она поёт. А постояли бы вы, хлопая в ладоши до боли, до тех пор, пока весь зал не встал, не загудел, не запел, не затопал ногами... Они вышли на бис пять раз. Они действительно живые. И люминесцируют.



...А потом мы с Таней разбирали диван, советуясь с гуглом и ютубом. А потом был удивительно солнечный день - Покров - и Даша отвела меня в Кэрроловское кафе, где я остро пожалела об оставленном в Дубне цилиндре. Даша, конечно, красавица: если трезвым взором оглядеть моих друзей, сразу станет ясно, что выбираю я их по внешним признакам. Хорошо, что красота, которая мне нравится, коррелирует с мозгом. Это целая тема для научной статьи.
anna_earwen: (smile)
Сегодня цилиндр начал свое победоносное шествие по планете Солярис. Отмечаю день как исторический. Проверку ветром выдержал: не сдувает. В нём тепло и весело. Окружающие, хором прикинувшись Пачкулями Пёстренькими, смотрят спокойно и равнодушно: цилиндров мы, мол, не видали, что ли! И только родные темнокожие африканцы, стажирующиеся в НИИЧАВО прямо посреди октября, наградили меня благодарным "Wow!" вслед: они в теме, они просекли фишку, им смешно. Как бы мне задеть аборигенов за живое? Видимо, без полосатых колготок всё-таки не обойтись. Оставайтесь с нами.

Продолжая тему цилиндров и дирижаблей: http://amarinn.livejournal.com/470847.html
anna_earwen: (smile)
Сегодня цилиндр начал свое победоносное шествие по планете Солярис. Отмечаю день как исторический. Проверку ветром выдержал: не сдувает. В нём тепло и весело. Окружающие, хором прикинувшись Пачкулями Пёстренькими, смотрят спокойно и равнодушно: цилиндров мы, мол, не видали, что ли! И только родные темнокожие африканцы, стажирующиеся в НИИЧАВО прямо посреди октября, наградили меня благодарным "Wow!" вслед: они в теме, они просекли фишку, им смешно. Как бы мне задеть аборигенов за живое? Видимо, без полосатых колготок всё-таки не обойтись. Оставайтесь с нами.

Продолжая тему цилиндров и дирижаблей: http://amarinn.livejournal.com/470847.html

RL

Sep. 23rd, 2012 04:41 pm
anna_earwen: (Default)
Друзья, я, кажется, буду в Москве 25го сентября по околонаучной надобности. Околонаучная надобность случится где-то после обеда, а до обеда и после науки я могу случиться с вами. Any takers?

И ещё. Мне ужас как хочется на концерт DCD в Москве. Но мне нужно точно знать, что меня кто-нибудь приютит 13 октября, потому что я, конечно, пропущу последний автобус и побоюсь последней электрички.

RL

Sep. 23rd, 2012 04:41 pm
anna_earwen: (Default)
Друзья, я, кажется, буду в Москве 25го сентября по околонаучной надобности. Околонаучная надобность случится где-то после обеда, а до обеда и после науки я могу случиться с вами. Any takers?

И ещё. Мне ужас как хочется на концерт DCD в Москве. Но мне нужно точно знать, что меня кто-нибудь приютит 13 октября, потому что я, конечно, пропущу последний автобус и побоюсь последней электрички.
anna_earwen: (Default)
Теперь я посвящена в тайный алхимический орден целиком и полностью: на днях мы с [livejournal.com profile] bird_of_nothing шамански обошли НИИЧАВО вокруг, в густых сумерках, по квацающей (или как это называется, когда под ногами - квац-квац?) полузаросшей тропинке мимо бетонного забора под током - с одной стороны, и оградительного рва - с другой. С той стороны рва на нас хмуро поглядывал недосягаемый ельник, в котором брезжили огоньки - то ли грибников, то ли всё-таки... Птица успокаивала, уверяя, что даст отпор любой нечисти, но мне всё же не хватало какого-нибудь скромного маленького бубна для организованного разгона злых духов. За забором в заброшенном лесу роились зелёные нейтроны. Где-то далеко лаяли собаки. Под ногами росла и пахла дикая мята, ненавязчиво давая понять: все будет здорово, все волосы сочтены.

anna_earwen: (Default)
Теперь я посвящена в тайный алхимический орден целиком и полностью: на днях мы с [livejournal.com profile] bird_of_nothing шамански обошли НИИЧАВО вокруг, в густых сумерках, по квацающей (или как это называется, когда под ногами - квац-квац?) полузаросшей тропинке мимо бетонного забора под током - с одной стороны, и оградительного рва - с другой. С той стороны рва на нас хмуро поглядывал недосягаемый ельник, в котором брезжили огоньки - то ли грибников, то ли всё-таки... Птица успокаивала, уверяя, что даст отпор любой нечисти, но мне всё же не хватало какого-нибудь скромного маленького бубна для организованного разгона злых духов. За забором в заброшенном лесу роились зелёные нейтроны. Где-то далеко лаяли собаки. Под ногами росла и пахла дикая мята, ненавязчиво давая понять: все будет здорово, все волосы сочтены.

anna_earwen: (телефон)
...Тётя уехала, оставив после себя белое вино в графинчике и серебряные блестки на полу. От неё пахнет сигаретами и свежестью - не знаю, как это возможно. И вот я жарю котлеты в ночи и пишу этот пост, потому что жизнь наконец-то стала такой, что её не приходится выдумывать, и мне совсем не понарошку не хватает времени её записать.

Я знаю так прискорбно и непристойно мало, что провожу дни в средневековом школярстве: здесь коротаю вечера, покупаю учебники у букинистов, решаю задачки в качестве отдыха и почитываю теорию вероятностей перед сном. И я бы давно погрязла в отчаянии, если бы не непонятно откуда взявшаяся уверенность, что эта сказка не может кончиться плохо. Голливуд учил нас не сдаваться.

Не сдаваться мы научились: в субботу я стреляла из лука до пузырей и крови на пальцах, совершенно маньячески, позабыв про шашлыки, совесть и честь. Мне понравилось целиться, бегать за стрелами, слушать, как они свистят, и не понравилось натягивать тетиву. Мне понравилось, что двоюродная сестра попала в тарелочку тогда, когда включила себе любимую музыку в плеере. Идти к цели вообще очень rewarding. Даже когда речь идет о пластиковой тарелочке, приколотой степлером к выломанной двери.

Мне понравилось идти деревенскими задворками в поисках полей (почему-то я всё время двигаюсь к полям через огороды), мимо черноплодной рябины и красной рябины, минуя собак и кошек. Поле оказалось скошенным, но мы всё-таки надрали потемневшего сухого овса за неимением пшеницы. Тщетно: я забыла награбленное на хозяйском столике. "В этом ты весь!" - всплеснуло мироздание руками. Но цели мои были бескорыстны, акты красоты - немотивированны, а Голливуд учил верить в хорошие развязки: хозяин, везший нас к парому ухабистой ночной дорогой, остановил машину, выудил из бардачка мелкий шахтерский фонарик, нацепил мне на голову и... снова препроводил в поля. Ясное дело, на паром я села со снопом, достойным ударницы, с идиотской улыбкой на лице, выражающей еще одно локальное счастье.

Избегая неточностей: я не верю в мелкопоместность и точечность счастья, я верю во всё или ничего, в жизнь и смерть и ни шагу назад. Я верю в carpe diem как в осознанность и ответственность, а не как в отрицание вечности в пользу минуты. Я верю в вечность. Солярис гнется, плавится, расходится под пальцами, становится то белкой, то книгой, то пакетом молока, а я смотрю на это дело и думаю: почему там не получалось? И тут же отвечаю себе: потому что там я вычеркнула вечность. Здесь я - навсегда, там от начала до конца - временно. Для того, чтобы что-то менять, человеку в перспективе, оказывается, необходима вечность. Так вот, у меня есть вечность. И охапка овса.
anna_earwen: (телефон)
...Тётя уехала, оставив после себя белое вино в графинчике и серебряные блестки на полу. От неё пахнет сигаретами и свежестью - не знаю, как это возможно. И вот я жарю котлеты в ночи и пишу этот пост, потому что жизнь наконец-то стала такой, что её не приходится выдумывать, и мне совсем не понарошку не хватает времени её записать.

Я знаю так прискорбно и непристойно мало, что провожу дни в средневековом школярстве: здесь коротаю вечера, покупаю учебники у букинистов, решаю задачки в качестве отдыха и почитываю теорию вероятностей перед сном. И я бы давно погрязла в отчаянии, если бы не непонятно откуда взявшаяся уверенность, что эта сказка не может кончиться плохо. Голливуд учил нас не сдаваться.

Не сдаваться мы научились: в субботу я стреляла из лука до пузырей и крови на пальцах, совершенно маньячески, позабыв про шашлыки, совесть и честь. Мне понравилось целиться, бегать за стрелами, слушать, как они свистят, и не понравилось натягивать тетиву. Мне понравилось, что двоюродная сестра попала в тарелочку тогда, когда включила себе любимую музыку в плеере. Идти к цели вообще очень rewarding. Даже когда речь идет о пластиковой тарелочке, приколотой степлером к выломанной двери.

Мне понравилось идти деревенскими задворками в поисках полей (почему-то я всё время двигаюсь к полям через огороды), мимо черноплодной рябины и красной рябины, минуя собак и кошек. Поле оказалось скошенным, но мы всё-таки надрали потемневшего сухого овса за неимением пшеницы. Тщетно: я забыла награбленное на хозяйском столике. "В этом ты весь!" - всплеснуло мироздание руками. Но цели мои были бескорыстны, акты красоты - немотивированны, а Голливуд учил верить в хорошие развязки: хозяин, везший нас к парому ухабистой ночной дорогой, остановил машину, выудил из бардачка мелкий шахтерский фонарик, нацепил мне на голову и... снова препроводил в поля. Ясное дело, на паром я села со снопом, достойным ударницы, с идиотской улыбкой на лице, выражающей еще одно локальное счастье.

Избегая неточностей: я не верю в мелкопоместность и точечность счастья, я верю во всё или ничего, в жизнь и смерть и ни шагу назад. Я верю в carpe diem как в осознанность и ответственность, а не как в отрицание вечности в пользу минуты. Я верю в вечность. Солярис гнется, плавится, расходится под пальцами, становится то белкой, то книгой, то пакетом молока, а я смотрю на это дело и думаю: почему там не получалось? И тут же отвечаю себе: потому что там я вычеркнула вечность. Здесь я - навсегда, там от начала до конца - временно. Для того, чтобы что-то менять, человеку в перспективе, оказывается, необходима вечность. Так вот, у меня есть вечность. И охапка овса.
anna_earwen: (road)
Я знаю, почему пошел дождь: кто-то раздавил лягушку. Я аккуратно обошла трупик лягушонка, пробираясь давеча на работу в резиновых сапогах (серые, бабушкины, чуть выше щиколотки, made in Japan, и какой же, доложу я вам, кайф - топать прямо сквозь лужу! Почти как ходить по воде.) Жить в России счастливо получается хотя бы потому, что здесь получается быть персонажем. Я почти слышу, как там чиркают пером. Нашла у бабушки в шкафу черный бархатный берет - почти как у Бердяева. Нашла Рильке на букинистическом развале - того самого, которого забыла в норвежском автобусе.

А где я, собственно, нашла букинистический развал? Правильно - там, куда звала вас так настырно и яростно! Повторюсь, но - оно оказалось именно таким, как я думала. Неизвестный молодой человек, раскланявшийся со мной, как со старой знакомой. Сережки с кофейными зернами, которые мне продали на двадцать рублей дешевле означенной цены - за красивые глаза и милую беседу. Дуэт "Ойфн Вег", который сделал мне акустическую сцену. Стихи со сцены: привычно избегать дорожного движения и тлена - я переврала, но чье это? Ясноглазый продавец литературных журналов. Вегетарианский шоколадный кекс, посыпанный орешками. Книги, конечно - трижды исчерпанный лимит на покупку книг, набитый рюкзак - я знала, куда еду, что уж. А вот Гессе достался мне бесплатно - с легкой руки [livejournal.com profile] aldanare. Тари вообще светится, у нее какая-то специальная лампочка внутри - у меня получалось только туповато бродить за ней вслед, любоваться, чуять запахи - переплета, бумаги, прачечной, сладкого кофе. Тари поцеловала меня в щеку, когда мы прощались, и я отправилась в запонтованное художническое кафе - кушать суп-крем из белых грибов и рассуждать о летающих мозгах. Елена Михайловна, спасибо - с вами очень хорошо. Мне вообще хорошо. Очень.

Потом был экспресс, вильнувший мне хвостом, и Федор Михайлович, не последовавший его примеру, и следующая электричка, домчавшая нас в Солярис сквозь смех и солнце.

И еще. У меня теперь есть значок с иероглифом, ловко описывающим добрую половину всей моей развеселой жизни. Собственно, вот. )
anna_earwen: (road)
Я знаю, почему пошел дождь: кто-то раздавил лягушку. Я аккуратно обошла трупик лягушонка, пробираясь давеча на работу в резиновых сапогах (серые, бабушкины, чуть выше щиколотки, made in Japan, и какой же, доложу я вам, кайф - топать прямо сквозь лужу! Почти как ходить по воде.) Жить в России счастливо получается хотя бы потому, что здесь получается быть персонажем. Я почти слышу, как там чиркают пером. Нашла у бабушки в шкафу черный бархатный берет - почти как у Бердяева. Нашла Рильке на букинистическом развале - того самого, которого забыла в норвежском автобусе.

А где я, собственно, нашла букинистический развал? Правильно - там, куда звала вас так настырно и яростно! Повторюсь, но - оно оказалось именно таким, как я думала. Неизвестный молодой человек, раскланявшийся со мной, как со старой знакомой. Сережки с кофейными зернами, которые мне продали на двадцать рублей дешевле означенной цены - за красивые глаза и милую беседу. Дуэт "Ойфн Вег", который сделал мне акустическую сцену. Стихи со сцены: привычно избегать дорожного движения и тлена - я переврала, но чье это? Ясноглазый продавец литературных журналов. Вегетарианский шоколадный кекс, посыпанный орешками. Книги, конечно - трижды исчерпанный лимит на покупку книг, набитый рюкзак - я знала, куда еду, что уж. А вот Гессе достался мне бесплатно - с легкой руки [livejournal.com profile] aldanare. Тари вообще светится, у нее какая-то специальная лампочка внутри - у меня получалось только туповато бродить за ней вслед, любоваться, чуять запахи - переплета, бумаги, прачечной, сладкого кофе. Тари поцеловала меня в щеку, когда мы прощались, и я отправилась в запонтованное художническое кафе - кушать суп-крем из белых грибов и рассуждать о летающих мозгах. Елена Михайловна, спасибо - с вами очень хорошо. Мне вообще хорошо. Очень.

Потом был экспресс, вильнувший мне хвостом, и Федор Михайлович, не последовавший его примеру, и следующая электричка, домчавшая нас в Солярис сквозь смех и солнце.

И еще. У меня теперь есть значок с иероглифом, ловко описывающим добрую половину всей моей развеселой жизни. Собственно, вот. )

Boo!

Aug. 14th, 2012 09:17 pm
anna_earwen: (books and owls)
Друзья мои, тут такое дело. Я пять лет следила из заросшего джакарандой Трансвааля за счастливыми москвичами и понаехавшими, которые могли безнаказанно бывать на ежегодном Бу!Фесте. Если верить ноосфере, это без дураков сказочное действо. То есть, с дураками, конечно - с такими, как мы, в полосатых штанах и бубенчиках. Если верить ноосфере, там будет здорово. Там будут книги и штуки. И я. Ищу компанию и штудирую программу. Вот. И вот. Соглашайтесь, а? Фестиваль живет три дня - 24, 25, 26 августа - я ориентировочно ставлю на 25, но могу прибыть и 26, а если кто-нибудь добрый приютит заезжую африканку - останусь на все выходные, хотя это слегка заходит за грань моей природной скромности.

Я прогуляю этот праздник только если мир схлопнется в сингулярность. Входной билет - 100р. У вас 9 дней на подумать.

Upd: Change of plan! У меня, оказывается, локальная конференция в неподходящее время, слинять с которой я смогу только 24-го. Отпадает надобность во вписке, не отпадает надобность в компании. Я буду там все равно. Просто днем раньше.

Upd2: Нет, все-таки днем позже: 26-го. Но я буду!

Boo!

Aug. 14th, 2012 09:17 pm
anna_earwen: (books and owls)
Друзья мои, тут такое дело. Я пять лет следила из заросшего джакарандой Трансвааля за счастливыми москвичами и понаехавшими, которые могли безнаказанно бывать на ежегодном Бу!Фесте. Если верить ноосфере, это без дураков сказочное действо. То есть, с дураками, конечно - с такими, как мы, в полосатых штанах и бубенчиках. Если верить ноосфере, там будет здорово. Там будут книги и штуки. И я. Ищу компанию и штудирую программу. Вот. И вот. Соглашайтесь, а? Фестиваль живет три дня - 24, 25, 26 августа - я ориентировочно ставлю на 25, но могу прибыть и 26, а если кто-нибудь добрый приютит заезжую африканку - останусь на все выходные, хотя это слегка заходит за грань моей природной скромности.

Я прогуляю этот праздник только если мир схлопнется в сингулярность. Входной билет - 100р. У вас 9 дней на подумать.

Upd: Change of plan! У меня, оказывается, локальная конференция в неподходящее время, слинять с которой я смогу только 24-го. Отпадает надобность во вписке, не отпадает надобность в компании. Я буду там все равно. Просто днем раньше.

Upd2: Нет, все-таки днем позже: 26-го. Но я буду!
anna_earwen: (телефон)
[livejournal.com profile] siren_may предложила метод плотной упаковки воспоминаний. Я вернулась из Суздаля. И Владимир у меня полощется в горле. Держите свежий брикет:

Византия, слетевшая с неба,
Храмы на волчьих лапах,
Саблезубые львы смеются -
Детский белокаменный север.

Храмы на волчьих лапах,
Колокольня пустая в птицах,
Детский белокаменный север,
Резные лица домов.

Колокольня пустая в птицах.
Что ни город - то городище,
Резные лица домов,
Что ни поле - то желтый мед.

Что ни город - то городище,
Саблезубые львы смеются,
Что ни поле - то желтый мед.
Византия, слетевшая с неба.
anna_earwen: (телефон)
[livejournal.com profile] siren_may предложила метод плотной упаковки воспоминаний. Я вернулась из Суздаля. И Владимир у меня полощется в горле. Держите свежий брикет:

Византия, слетевшая с неба,
Храмы на волчьих лапах,
Саблезубые львы смеются -
Детский белокаменный север.

Храмы на волчьих лапах,
Колокольня пустая в птицах,
Детский белокаменный север,
Резные лица домов.

Колокольня пустая в птицах.
Что ни город - то городище,
Резные лица домов,
Что ни поле - то желтый мед.

Что ни город - то городище,
Саблезубые львы смеются,
Что ни поле - то желтый мед.
Византия, слетевшая с неба.
anna_earwen: (телефон)
В результате блуждания по славному городу детства и других странных историй на пару с замечательной [livejournal.com profile] lady_aleteia родился неологизм, касающийся местечковых цветочных насаждений: вазон Хиггса. Тэя, моя малая родина тебя не забудет! Кроме того, мы видели саблезубых котов, белоснежных лосей на воде и в небе заволжья, настоящий маяк с узкими окнами-бойницами и огромными стеклами на самом верху, переправу (паром!) в пограничное тверское королевство, где, говорят, сеют пшеницу - не забыть уплыть туда, когда созреют и высохнут колосья - надрать красивый пучок, превратив хлеб в кухонную икебану, в очередной раз поправ советский прагматизм во имя буржуазной эстетики. Впрочем, и советский прагматизм идет иной раз впрок: дубненский лес по количеству фонарей даст фору нарнийскому.

А еще у меня завелись мыши. Первую из них заметила [livejournal.com profile] lady_aleteia, когда мы чинно восседали на кухне, поглощая ложками крупную дымчатую чернику. Крохотный мышонок туповато выбежал на видное место, сел на попу и принялся хомячить крошки. (Вот я это пишу, а он, наглец, подкрадывается к моему рюкзаку с неясными целями). Еще одного я повстречала в ванной - мы с мышом растерянно изучали друг друга с минуту, после чего я неловко попыталась подставить ему руку (поймать), он неловко ткнулся в нее носом, отскочил и кинулся в другую сторону, я недовольно шлепнула его пальцем по серой спинке, мыш суетливо развернулся и наспех тиснул себя в щель между дверью и полом. Сегодня я конопатила входы и выходы, но они, кажется, обосновались в ящике с пакетами - это специальная пятизвездочная мышиная коммуналка со всеми удобствами и десятком отдельных входов для каждого члена семейства. Думаю: поймать их и выставить, или поймать и приручить?

Продолжая житейскую тему: плодятся в моем доме не только мыши. Репродукция почкованием вошла нынче в моду у джезв, чайников и ягодных пирогов. У меня шоколадно-кофейный пряный бисквит с черной смородиной, и глиняный чайник в тон. И счастливый билет в автобусе - второй по счету. I'm feeling lucky, and luckier still.
anna_earwen: (телефон)
В результате блуждания по славному городу детства и других странных историй на пару с замечательной [livejournal.com profile] lady_aleteia родился неологизм, касающийся местечковых цветочных насаждений: вазон Хиггса. Тэя, моя малая родина тебя не забудет! Кроме того, мы видели саблезубых котов, белоснежных лосей на воде и в небе заволжья, настоящий маяк с узкими окнами-бойницами и огромными стеклами на самом верху, переправу (паром!) в пограничное тверское королевство, где, говорят, сеют пшеницу - не забыть уплыть туда, когда созреют и высохнут колосья - надрать красивый пучок, превратив хлеб в кухонную икебану, в очередной раз поправ советский прагматизм во имя буржуазной эстетики. Впрочем, и советский прагматизм идет иной раз впрок: дубненский лес по количеству фонарей даст фору нарнийскому.

А еще у меня завелись мыши. Первую из них заметила [livejournal.com profile] lady_aleteia, когда мы чинно восседали на кухне, поглощая ложками крупную дымчатую чернику. Крохотный мышонок туповато выбежал на видное место, сел на попу и принялся хомячить крошки. (Вот я это пишу, а он, наглец, подкрадывается к моему рюкзаку с неясными целями). Еще одного я повстречала в ванной - мы с мышом растерянно изучали друг друга с минуту, после чего я неловко попыталась подставить ему руку (поймать), он неловко ткнулся в нее носом, отскочил и кинулся в другую сторону, я недовольно шлепнула его пальцем по серой спинке, мыш суетливо развернулся и наспех тиснул себя в щель между дверью и полом. Сегодня я конопатила входы и выходы, но они, кажется, обосновались в ящике с пакетами - это специальная пятизвездочная мышиная коммуналка со всеми удобствами и десятком отдельных входов для каждого члена семейства. Думаю: поймать их и выставить, или поймать и приручить?

Продолжая житейскую тему: плодятся в моем доме не только мыши. Репродукция почкованием вошла нынче в моду у джезв, чайников и ягодных пирогов. У меня шоколадно-кофейный пряный бисквит с черной смородиной, и глиняный чайник в тон. И счастливый билет в автобусе - второй по счету. I'm feeling lucky, and luckier still.
anna_earwen: (peace)
Годовой (круглосуточный!) пропуск в НИИЧАВО такой же зеленый, как и временный, с таким же собором святого Павла в атомном поле. Сегодня я первый раз ходила там одна - с ключом в руке. Только человек с ключом может позволить себе истинную неспешность. Прошлась хозяйкой по коридорам, по вздыбившемуся линолеуму, сквозь почти свое позапрошлое. НИИЧАВО садится на плечи, как хороший хипстерский пиджак. Запомнила ориентиры: слева от лаборатории - комната почетных холодильщиков, на лестничной площадке - уголок юного ботаника и сигаретный дым. Я пока не знаю, можно ли тащить туда фотоаппарат. Знаю, что из любого окна видно сосны.

А до этого был еще медосмотр как квинтэссенция энтропии: неосмотрительные неосмотренные жители занимали очередь во все кабинеты сразу, снуя по коридорам броуновскими частицами, ругаясь и отчаиваясь. И только я в черной цыганской кофточке а ля Кэндис Найт с Вальтером Скоттом под мышкой да полноватый совсем интеллигентский мальчик без очков восстанавливали мировую гармонию, благодарно переглядываясь.

Прежде, чем торжественно зачислить вашу непокорную в научный орден низшего разряда, мне предложили ознакомиться с уставом ордена. Устав гласит: всякое творение, созданное под знаменами ордена, принадлежит ордену, и может служить единственной цели: "на благо всего человечества". В пожарном домике мне рассказали о нескольких возможных сценариях полного апокалипсиса и указали, где должны скрываться братья и сестры ордена в случае локального конца света. Теперь я представляю себе счетчик Гейгера со стрелкой, дрожащей у правого края. Или то, как сквозь стены водохранилища начинает сочиться вода.
anna_earwen: (peace)
Годовой (круглосуточный!) пропуск в НИИЧАВО такой же зеленый, как и временный, с таким же собором святого Павла в атомном поле. Сегодня я первый раз ходила там одна - с ключом в руке. Только человек с ключом может позволить себе истинную неспешность. Прошлась хозяйкой по коридорам, по вздыбившемуся линолеуму, сквозь почти свое позапрошлое. НИИЧАВО садится на плечи, как хороший хипстерский пиджак. Запомнила ориентиры: слева от лаборатории - комната почетных холодильщиков, на лестничной площадке - уголок юного ботаника и сигаретный дым. Я пока не знаю, можно ли тащить туда фотоаппарат. Знаю, что из любого окна видно сосны.

А до этого был еще медосмотр как квинтэссенция энтропии: неосмотрительные неосмотренные жители занимали очередь во все кабинеты сразу, снуя по коридорам броуновскими частицами, ругаясь и отчаиваясь. И только я в черной цыганской кофточке а ля Кэндис Найт с Вальтером Скоттом под мышкой да полноватый совсем интеллигентский мальчик без очков восстанавливали мировую гармонию, благодарно переглядываясь.

Прежде, чем торжественно зачислить вашу непокорную в научный орден низшего разряда, мне предложили ознакомиться с уставом ордена. Устав гласит: всякое творение, созданное под знаменами ордена, принадлежит ордену, и может служить единственной цели: "на благо всего человечества". В пожарном домике мне рассказали о нескольких возможных сценариях полного апокалипсиса и указали, где должны скрываться братья и сестры ордена в случае локального конца света. Теперь я представляю себе счетчик Гейгера со стрелкой, дрожащей у правого края. Или то, как сквозь стены водохранилища начинает сочиться вода.

October 2017

S M T W T F S
1234567
89 10 111213 14
151617 18192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 01:57 am
Powered by Dreamwidth Studios