anna_earwen: (top hat)
Сегодня я впервые задраила люки и вышла в открытый космос в гордом и неприступном одиночестве. То есть, сначала лорд Грегори укатил, оставив меня с ключами от машины и без ключей от дома. Да, даже у контрол-фрика срабатывает автопилот! К счастью, лендлорд (совсем другой лорд - хозяин квартиры - а что вы хотите, у нас колониальный колорит) на ту пору был дома. Он выдал мне запасные ключи, поздравил с получением звездолётческих прав, и обещал в скором времени изготовить мне персональную связку. Чем больше у тебя ключей - тем больше свободы!

Заправив космические карты в планшеты, я тихо вылетела навстречу неизвестности парикмахеру и продуктовому магазину. Да, хоббитские цели, зато эпический настрой! Дон Джованни привёл мою голову в божеский вид (смутно готовлюсь ко второму семестру), а в продуктовом я взяла леденцы - и конверты. И отправилась-таки на почту: забирать подарки и отдавать долги. Опустив конверт в красный ящик, я торжественно купила шоколадку в соседнем магазине. Кассирша подняла глаза и спросила недоверчиво: "Вы что же, за одной только шоколадкой сюда пришли?" - Как, как тут обьяснить символичность жеста, не вдаваясь в патетику? Я просто кивнула: именно так!

На обратном пути заправленные в планшеты карты сыграли со мной злую шутку: вывели на незнакомые задворки и заставили сделать пару кругов перед приземлением у дома под холмом. Я петляла вокруг да около дома и разговаривала со звездолётам вслух, почему-то по-английски. Однако, моя взяла: я сегодня каталась по дорогам Претории без присмотра, и не умерла от страха! Леденцы в этой истории тоже неспроста: завтра мы с лордом Грегори летим в Дубну, на планету Солярис. Сегодня он внезапно простудился. Ну, зато мы отлично впишемся в ваш дождливый пейзаж.
anna_earwen: (телефон)
...А потом мы взяли - и купили билеты в июльское детство, в комариное, сосновое, черничное, русское детство, с полу-пустыми автобусами, несущими тебя на край света, с Лениным, вечно молодым и вечно уделанным голубями, с Московским морем и непроглядным лесом, с чайками, облаками и яблоками над Волгой... Эта реальность, как всякая, которую успеваешь наполнить своей жизнью, то есть саднящей болью ли, любовью, или ещё какой-нибудь единственно важной ерундой, - эта реальность больше Тихого океана, громче Ниагары, древнее Акрополя.
anna_earwen: (Default)
Свершилось: в лордовском паспорте появилась первая печать иностранного государства! Вперёд, в неведомое!

Пограничный пост Мозамбика - шлагбаум и две будки: по ту и по эту сторону. Пересекаешь границу - и высокий прохладный автобус выплёвывает тебя вместе с чемоданом: дороги дальше нет, только трава и белый песок до горизонта, деревянные хибарки, торговцы морскими сокровищами - сам ищи проводника, учись русалочьему языку, меняй деньги на раковины. Нас подхватывает видавший виды пазик - я вспоминаю Ольхон, подпрыгивая на дюнах: до океана - полчаса езды, но можно застрять и до второго пришествия, если водителю не хватит куража - песок съел асфальт, съест и тебя с пазиком - торопись, путник, не оглядывайся.

Океан чуешь в воздухе раньше, чем видишь его. Соль оседает на губах, волосы завиваются в спирали Фибоначчи. Настил из досок ведёт к дому на сваях - сквозь зелёный тоннель из сплетающихся над головой веток, сквозь жилище бабочек размером с ладонь.

Vampires on the beach )
anna_earwen: (Default)
Как мы с лордом проводим первые дни свеженького года? Я - носом то в ЖЖ, то в книжке, он - в решении задачек. По статистике и дискретной математике. На скорость. For fun. Первые десять штук Грег бодро зачитал вслух, на одиннадцатой я сломалась и заломила руки - да что же это такое, я не хочу ничего решать, я хочу чай и книжку! На том и порешили.

А вчера в целях разнообразия книжного досуга мы придумали пройтись по земле ногами и устроить первый пикник-2017. Запасшись имбирным пивом, лимонными кексами с маком и яблочным штруделем, мы зашагали вниз по улице в сторону парка. Парк оказался заброшен и заплёван чуть более, чем входило в наши планы и представления о прекрасном. На расстоянии примерно ста метров друг от друга спали спелыми грушами бомжи. Мы переглянулись, решительно развернулись и двинулись обратно, на вершину холма: "Пригоршня снега за ворот, я знаю лучший вид на этот город". Названия улиц с исторических сменились на космические, имбирное пиво радостно булькало в такт шагам, корабль готовился к старту - оставалось найти взлётную полосу, то есть - подходящую лужайку.

Вид с холма действительно был хорош. Мы даже разглядели внизу озеро, окружённое подобием камышей. Помимо камышей оно было огорожено двумя рядами проволоки. Колючей.

В общем-то, вышла прекрасная экскурсия по району, в котором я нынче обитаю - я впервые исходила его ногами вдоль и поперёк. Здесь много красивых домов и красивых садов, мы почти соседи с послом Пакистана, а на задворках есть общественные теннисные корты, протестантская церковь красного кирпича и католический орден рыцарей Да Гамы. Однако, нет ни одного пикникового пятачка. Мы отмотали десять километров, добрую четверть из них - под углом в 45 градусов, сгорели на солнце, нашли мёртвого голубя и сброшенную змеиную кожу, устали вдрызг, и, спустя три часа скитаний, вернулись домой - с полным рюкзаком. Первый эпик фейл этого года считаю засчитанным!

И хозяйское, пока не забыла: два вида яблок, свежий сельдерей, рубленые грецкие орехи, сметана, горчица, майонез. Этот салат к новогоднему родительскому столу принесли потомки белой эмиграции, и салат этот божественен, а я не запомнила его имя. У родителей, как всегда, было многолюдно и весело, мы жгли бенгальские огни в полночь, пили шампанское, кто-то пел, кто-то читал стихи, а я любовалась радостными людьми, которым давно не только за сорок, но и за шестьдесят, и думала, что совсем не умею этого всего: собирать людей, кормить, говорить с ними, быть центром притяжения, инициатором, сердцем и пламенным мотором... И никогда не научусь. Родительский дом время как будто не смогло переварить - и выбросило на орбиту, плюс-минус сто лет - какая разница, в конце концов? Когда этого дома не станет - его не станет совсем, потому что я уже не сумела вынести его анахронистский дух в свой звенящий проводами 21й век интернетного одиночества. Я не могу удержать. Но могу записать - и запомнить. Втайне надеюсь: вдруг у меня когда-нибудь будет ребёнок-экстраверт, который перехватит эстафету?

Upd: немножко погуглила - а салат-то Вальдорфский, Waldorf salad. Тайна раскрыта, горизонт расширен, полёт нормальный.
anna_earwen: (road)
Понедельник - неплохой день для начал и странствий, декабрь - неплохой месяц для сложных щей и прохладного моря. Бывает ли Средиземное море холодным? Выпадает ли в Греции снег? Нет и ещё раз нет, но не грех и проверить. Такая уж она, антиподская жизнь: самый красивый загар я раздобыла когда-то в Сибири, а мёрзнуть и прозябать собираюсь в Афинах. Труба снова зовёт в научные странствия, статья роет землю и бьёт копытом, а мой новёхонький паспорт отправился вчера за визой на перекладных.

В Йоханнесбурге тучи, мелкий дождь и слишком много машин. Кажется, он всегда окутан лёгким сиреневым смогом, отнюдь не джакарандовым. И сиреневым туманом понтов. За это я и не люблю города, в которых делают деньги из людей и из воздуха. В нормальных городах у воздуха совсем другие функции, что и говорить о людях.

Пара часов в визовом центре, и мы, как серебряные рыбки, плывём по хайвею домой - в город сиреневых деревьев, почти облетевших. Машины юркают из ряда в ряд. Перед нами материализуется грузовичок с гордой надписью: Lothlorien. Фирма Лотлориэн, переработка бумаги, утилизация мусора. А что, Галадриэль бы поддержала, думаю.
anna_earwen: (top hat)
Мы вырезали тыквы на пике волны - вдохновения и тёплого фронта. Если уж Рождество можно отмечать без снега, значит, и Самайн можно справлять весной - антиподы мы или кто?

Тыквы в жаркий полдень одуряюще пахли тыквами, терьер по кличке Косточка сидел тут же и не сводил с нас глаз. Каждые три минуты лорд недоверчиво косился в мою сторону и напоминал: "Эй, осторожнее с ножом!" Ironically, вскорости именно он не справился с управлением и знатно распорол себе большой палец. Рубиновая кровь текла по ладони вниз и капала - на стол, на пол, на лордовские штаны и ступни, на терьера Косточку.

Забинтовав палец хорошенько, мы захохотали - зачётный Хэллоуин выходит, а мы ведь только начали!

anna_earwen: (books and owls)
Я видела в магазине круглобокие оранжевые тыквы: пришло время северной солидарности и всеобъятной тьмы. В ночь ушёл мой верный электронный друг, рабочий ноутбук Перегрин, объявив операционную систему нелегальной и заменив сталенхаговские фоны непроницаемым чёрным. Что ж, уместно.

Африканский весенний самайн припорошен лиловыми цветами джакаранды, она засыпает универский кампус, скользит под ногами, как листья осенью, и пахнет сладким и прелым. Кампус нынче мёртв, и это лучше, чем в соседнем Йоханнесбурге, где война, пожары, тлен и безысходность. Будущее по-октябрьски превращается в мираж, из-под джакарандового ковра вылетают злые пчёлы - где и краски, как не здесь, где и сгинуть, как не в осень? Мне снится воображаемый Лондон, сделанный из поездов и букинистических магазинов, а наяву тем временем идёт дождь - впервые за полгода. Кажется, нет звука лучше, чем грозовые раскаты на границе сознания.

Холмы распахнуты, границы открыты, скоро в нашу долину фей прилетит Фён - горный ветер самоубийц, а следом за ним - юго-восточный Капский Доктор, рассеивающий смог в умах и в небе. Но до этого ещё надо дожить, не растеряв по дороге всё, что имеешь. Я купила цветную пряжу - зелёный, бирюзовый, розовый, лимонно-жёлтый - сплошь небесные оттенки - и вяжу треугольный шарф на блестящих спицах. Каждый новый ряд - длиннее предыдущего, здесь мне видится метафора, которую я не могу поймать.

Приезжала сестра Ольга, распахнула мой покинутый платяной шкаф, нашла в нём ворох длинных платьев и армию скелетов. Мы вытаскивали скелеты по одному и бережно перемывали им косточки. Начищенные до блеска и до бела, скелеты отправлялись обратно в шкаф - рассортированные по росту и форме челюсти, в идеальном порядке. Нет, всё-таки иные вещи - непреходящи.

В разгар студенческой смуты, повергающей меня в уныние и тщету, к нам на департамент приехал чех Михал - поговорить о хаотических системах в роевых алгоритмах. Нет более актуальной темы в современной математике, скажу я вам! Псевдо-случайность, подчинённая невидимому паттерну. Сверх-чувствительность к вводным. Кинь кости - и уступи место формуле. А я всегда говорила, что судьба по сути своей фрактальна. Наверное, и фатализм - ни что иное, как верность математике.

Приезжай к нам в Злин, говорит Михал. Ещё бы не приехать, говорю я, был бы грант. И думаю о Маше [profile] mara_petite, потому что именно с ней у меня ассоциируется Чехия - лесная, сказочная, полная красивых людей и карманных вселенных. Мне ужасно нравятся такие линзы, сделанные из любви и субъективности - это самые розовые в мире очки, только они и спасают глаза от слепоты, а мозг - от радиации. На прощание Михал вытаскивает из рюкзака что-то плюшевое и протягивает мне, я смеюсь от немедленного узнавания: Крот в городе! Помните такую книгу? Детство, детство, детство сыплется на меня с неба. Сиреневые цветы джакаранды - это тоже оно.
anna_earwen: (Default)
Самое главное ощущение от т.н. замужества (жуткое слово, неужели нет ничего уместнее?): а здорово мы всех обманули! Теперь нас не касаются гендерные роли и социальные ожидания, эта жёлтая подводная лодка отправилась в плавание и продолжает погружаться. Ощущение... непрозрачности, наконец-то закрытой за собой двери: это наш мир, мы строим его с нуля, и он совсем не такой, как вы думаете. Ощущение отправной точки, начала координат и расходящихся во все стороны измерений, от которых двоится в глазах. Большой взрыв произошёл, теперь можно наблюдать, как водят хороводы атомы, укладываясь в ДНК. Пытаюсь понять, откуда последнее: всё-таки поженились мы не совсем внезапно, и, будем честны, мотали друг другу нервы и наполняли друг друга смыслом без малого семь лет. Лорд усыновил ламантина по кличке Сельдерей, оранжевый мексиканский череп в цветочек, пластинки шестидесятников-авангардистов, два чайника и табор диких книг. И всё-таки мне странно в новом пространстве и времени, я плохо умею им управлять, мои твидовые пиджаки не привыкли к новым вешалкам, мои красные башмачки не разучили парные танцы, а мои внутренние голоса орут друг на друга, передвигая метафизическую мебель.

Мне нравится, что к родителям теперь можно ходить в гости - из одной капсулы вселенной в другую. Мне нравится, что энтропия наконец-то сжалась до удобных размеров, и я успеваю выметать её из дома по мере нарастания. Кажется, пора возобновлять тэг "дневник колонизатора" - я покинула старую добрую Землю и поселилась среди циклонов Юпитера, сменив агрегатное состояние души и тела. Я всё ещё не умею водить звездолёт, но дело движется.

Единственный общий знаменатель жизни "до" и "после" - как ни странно, работа, и я не знаю, что бы я делала без надёжного якоря альма матери - разорвалась бы на тряпочки от разницы давлений? Ориентиры в поле всеобщей относительности и полной невесомости особенно ценны. Я недавно прочла комментарии прошлогодних студентов, среди них рекордное количество нежных, мой фаворит - "Best lecturer ever <3", лаконично подаренное сердце - надеюсь, это писал мистер Эй.

...И корабль плывёт - сквозь пасхальные каникулы и осень, которую можно подкараулить рано утром. Статью приняли на конференцию - зажигается маяк дальних странствий: прекрасно, его не хватало. Медленно пишется следующая статья, толстая, журнальная - первый дельный результат докторской, которая однажды у меня будет - ведь будет же? Кажется, столько времени прошло, а мы катапультировались в открытый космос всего в начале марта - меньше месяца назад. Как измерять тебя, время, ненадёжная ты субстанция? Зарубками на дереве. Записками в бутылках. Заметками на полях.

anna_earwen: (телефон)
Вчера я самозабвенно варила борщ - вечный символ женского рабства - потому что (а) у лорда Грегори простаивает девятилитровая кастрюля (не спрашивайте, зачем он ей обзавёлся!), (б) начался великий пост, (в) я вышла замуж.



А свадебное путешествие мы начали со спонтанного побега через окно - лучше не придумать, по-моему: "but I have no doubt - one day, we are gonna get out!"

Кажется, это самый удачный эскапистский план моей жизни. Собственный платяной шкаф, отведённый под Нарнию. It's bigger on the inside.
anna_earwen: (телефон)
Последние новости нашего королевства: в прошлую пятницу мы-таки заполнили бумажки, поставили подписи где полагается и получили самое что ни на есть настоящее свидетельство о браке. Теперь мы с лордом зовём друг друга "муж" и "жена", и у нас даже получается это почти без сарказма.

Башмаков по-прежнему нет, но дата появилась: 28 февраля. Мы хотели обвенчаться 29 числа - с чеширской улыбкой иллюзорности и эфемерности, но звёзды не сложились. Что ж, приходится признать, что всё происходящее происходит на самом деле, сейчас и со мной.

Мир ловил меня - и поймал, труднее всего - принять его материальность, о которую я до сих пор спотыкаюсь на каждом шагу: так, вчера мы с мамой, срывая голоса, спорили насчёт фаты (она - за, я - против) и венка из живых цветов на голову (тут наоборот), как будто на свете нет ничего важнее. Но дело-то в том, что обеим важен принцип (неважно, какой!), и сестра Анастасия только разведёт руками: неужели не видно, что вы - одинаковые, а спор - пустой, потому хотя бы, что попытка переспорить собственное отражение обречена на эпик фейл?

Впрочем, мы очень по-русски помирились в тот же вечер, а в субботу я соберу себя в человека - и отправлюсь на поиски недостающих предметов паззла. По-моему, нет сказки более старой и потрёпанной, чем эта. Надо рассказать её по-своему.

А потом я брошу студентов на неделю, перед семестровым тестом, в самый ответственный момент - и укачу в сторону драконовых гор. А потом я вернусь, и всё будет по-прежнему - то есть не так, как обычно.

anna_earwen: (телефон)
Студенты, как волхвы, приносят мне дары к Рождеству: горшок с белой камелией, молочный шоколад, внимательное молчание в социальных сетях. Папа зовёт их подхалимами, но он просто завидует: студенты-физики, небось, не дарят ему цветов! И не зовут пить пиво, вызывая бурную - и оправданную! - ревность бедного лорда Грегори. Но что мне делать, если я учу четыре сотни прекрасных технарей с незначительными женскими вкраплениями? Мистер Эй стеснялся и смотрел преимущественно в сторону, вручая мне огромную шоколадку, поблагодарил за лекции от множественного числа, и для смелости быстро перевёл разговор в практическую плоскость: "Мэм, а когда вывесят оценки за последний тест?" На последней лекции студенты снова аплодировали, а после интересовались: сведёт ли нас судьба в будущем? There is no escape from Anna - заверила. Но именно шоколадку я считаю своей самой сокрушительной педагогической победой.

Вот, итоги учебного года я уже подвела - значит, у меня ещё хватает силы воли, чтобы разделять жизнь и работу. Впрочем, она (и сила воли, и жизнь, и работа) скоро иссякнет - и без того марсианская Африка сейчас запойно косплеит чужую планету из "Марсианина", включая жару и сушь и подкидывая красной пыли на вентилятор. Я отпустила студентов и хожу на работу в шортах и сарафанах. Эмпирически доказано: чем короче шорты, тем выше вероятность встречи с первокурсником на нейтральной территории.

А ещё месяц назад громыхала гроза над часовой башней школы для мальчиков, куда мы ездили слушать студенческий хор. Студенческий хор - это всегда тяжёлая артиллерия, под дых и навылет, nobody knows the trouble I've seen, didn't my Lord deliver Daniel - why not every man?! Ни одной ноты смирения, принятия, всех этих взрослых, необходимых вещей, а одна только плавящаяся магма, превращающая каждый день в последний день Помпеи, заливающая всё и вся единственным цветом - ярко-красным. Любовь и смерть во всех возможных комбинациях, ад и рай как два единственных доступных агрегатных состояния. Удивительно видеть это со стороны, и смотреть во все глаза с нежностью и пониманием, но... всё ещё без зависти. Думаю, старость начнётся тогда, когда я забуду, как в юности было на самом деле.

И всё это - в старой английской школе из красного кирпича, прекрасной, как аббатство Даунтон, под сенью часовой башни, отзванивающей своё каждые пятнадцать минут. После концерта мы с мамой долго стоим на ступеньках, прильнув к колоннам, ждём, когда закончится дождь, и читаем золочёные списки имён: школьные капитаны крикета с начала прошлого века. Школа приподнимается над городом и смотрит на колониальные башни и балюстрады далёкого президентского дворца, так же парящего на высоком холме - так по-имперски! И снова: империи больше нет, есть - школа. Мой знакомый волынщик недавно устроился сюда учителем. Южная Африка вышивает на мне узоры гладью.

А ещё я пропустила Самайн в ЖЖ, но не пропустила его же - в живой жизни, хотя хорошей тыквы мы так и не нашли, как ни искали - здесь вам не Преображенка. Поэтому... )
anna_earwen: (Default)
В универе - каникулы, на улице - осень, и кампус сиротливо покачивается в резких осенних тенях, как ходячий замок Хаула. Осень в Африке солнечна, прозрачна и безмятежна, двор засыпан листьями, они хрустят под каблуками, пока я иду на остановку. А я - сам себе Хаул, мне нравится сухой и мятный воздух, и ветер, забирающийся под рубашку - рукава закатаны до локтя, ещё не холодно, уже не тепло. Я давно не каталась на двухэтажных, но и этот автобус хорош: пустой, гулкий, свистящий форточками. Если сесть сзади - можно смотреть сквозь все окна сразу, я люблю огромные автобусные окна. Я вообще люблю автобусы - плавучие аквариумы на колёсах. От них веет дальними странствиями не меньше, чем от самолётов - может быть, потому, что катаюсь я на них едва ли не так же редко. Однажды я принесла нечаянную жертву автобусному богу: забыла рилькевские "Записки Мальте Лауридса Бригге" на сидении грэйхаунда Берген-Тронхейм, не успев их даже дочитать. С тех пор автобусы - мои должники.

На каникулах в универ отправляешься исключительно из эстетических убеждений - где и писать статьи, как не в этой сквозной геометрии, подёрнутой южной зеленью и колониальным викторианством. Здесь есть крыши, на которые можно забираться, и газоны, на которых можно лежать, а ещё - деревянные раковины винтовых лестниц, стеклянные изгибы коридоров и поднебесные заросли бамбука за дверями аудиторий. А ещё здесь есть люди - сегодня с утра ко мне без стука вошёл Мариус и радостно возгласил: "Смотри, что у меня есть!" Он держал в объятиях огромную карту мира, с латинскими названиями и римскими богами по кайме. Anno 1621. Прекрасно. "Нравится? Забирай, если хочешь. Я думал повесить у себя, но это - в твоём стиле. Ты же любишь старые штуки." Поздравьте: теперь, помимо Йерки и Интерстеллар, в моём офисе поселилась старинная карта мира. Кажется, я хорошо намагнитила реальность.

В прошлое воскресенье мы с лордом раскапывали его детские книги в поисках Баума. Что нашли мы, помимо Баума? Крысолова из Гамельна. Зайчиков Беатрикс Поттер. Космическую трилогию Льюиса. Льюис достался Грегу в школе за хорошие отметки, и был возненавиден, потому что нужно ничего не понимать ни в детях, ни в Льюисе, чтобы подарить такое мелкому мальчишке, жаждущему эпоса. "Хочешь - забирай", сказало мироздание устами лорда. Я погребена под дарами, как видите.

Странно копаться в чужом не очень книжном детстве, почти не находя параллелей с собственным. Господи, на чём же он рос? На компьютерных играх. На обрывках легенд и мифов, на недосказанных сказках, на Корабельном Холме, где и у английских кроликов есть эпос с великим трикстером и ангелом смерти. В конце концов, есть бесконечное количество способов нащупать у мира второе дно. А где кролики - там и кроличьи норы, падать в которые можно до конца времён.
anna_earwen: (Default)
Уезжаю на один день - посмотреть миграцию мадагаскарских бабочек.

Тем временем прошло русское Рождество, и я наконец-то почувствовала, как качнулся пресловутый маятник, и все мы - хоп! - спрыгнули в две тыщи пятнадцатый год. Вообще, с тех пор, как я стала по-настоящему праздновать оба Рождества, божий день рождения растянулся на все каникулы, с 25 до 7, и прекрасно укладывается в схему завязка-кульминация-развязка. Кульминация, конечно - новый год, полный дом, дым коромыслом, малый русский родительский круг, понятный на уровне крови, много представлений, песен, стихов, невозможность всё это перевести сидящему тут же лорду - за прошлые 365 дней мы преодолели ровно три урока русского. Лорд давеча посчитал в уме и испуганно заметил, что с этакой скоростью выучит русский лет через тридцать. Да-да - подбодрила я - наши дети к тому времени позаканчивают университеты! Тут-то ты и побеседуешь с ними на славянском наречии.

Новый год хорош как кульминация: смерть одного, рождение другого. Впрочем, на смерти мне вообще везёт: я и шестого января, аккурат перед рождественской всенощной, придирчиво выбирала маленькое чёрное платье: надеть на похороны греческого профессора, благодаря которому с моей семьёй без малого двадцать лет назад произошла Африка. Я стояла в греческой церкви, до краёв наполненной траурными людьми, и думала о траекториях. Ведь где-то наверняка существует параллельная реальность, в которой моя младшая сестра умерла, а я - осталась в России. Интересно, чем я сейчас занимаюсь? И... сравнимо ли это с миграциями мадагаскарских бабочек?
anna_earwen: (road)
Традиционный пост, почти нон-конформистский: у вас политика, у меня Африка у вас весна, у меня - осень, с ливнями и первыми холодами: плюс двадцать пять вместо привычных плюс двадцати восьми. Льёт вторую неделю, или третью, или я совсем сбилась со счета - мы несколько пятниц подряд собирались забраться на универскую крышу и посбрасывать оттуда гештальты, но каждую пятницу у ангелов дискотека после долгой трудовой недели, и нам достаются только молнии из под их сверкающих пяток да разверстые небеса.

На смену российской энтропии пришла африканская структурированность, и живу я отныне по расписанию: лекции по понедельникам и вторникам, танцы по средам и понедельникам; по субботам я крашу стены и двери в доме, где никогда не буду жить; по воскресеньям я пою, учу русскому и учусь водить звездолёт. Водить звездолёт проще, чем вальсировать, но и вальсировать не сложно, когда в порядке матчасть: лорд Грегори морщит лоб за ужином и складывает повороты - сходится? Любой уважающий себя биоробот откажется вальсировать, если сумма градусов не будет равной 360. Сходится, однако. Вальсируем!

Когда с неба не льёт, с него сыпется - капли такие мелкие, что их почти не слышно. Песок по крыше. Это напоминает мне Гонконг 2008-го, странный сон, когда мы за пять дней так ни разу и не увидели солнца из-за тёплого марева, зато видели кораблик под алым парусом, похожим на плавник, из окна стеклянного полупрозрачного небоскрёба. Я помню Гонконг фотографически, его бесконечный дождь, китаяночек на тонких каблуках, старбакс по ту сторону моста через механическую реку, маленьких буддистских монахов, которые дают тебе табличку с мантрами, а когда ты собираешься, улыбаясь, удалиться с ней, требуют сто долларов на восстановление храма; людей, застывших в позах тай-чи, когда идёшь утром из отеля в стеклянный дом докладов; фуникулёрчик на вершину холма, откуда футуристический Гонконг виден во всей своей сай-фаевской прелести. Ночные прогулки по мостам, фотоаппарат на длинной выдержке. Метро, выложенное салатовым кафелем. Девочка из нашей группы, играющая на китайской флейте, пока мы бежим куда-то по переходу. Гонконг похож на Москву. Интересно, на что похож Пекин? Я ведь всё-таки лечу туда в июле.
anna_earwen: (solitude)
Света спрашивает: "Ну что, хэппи энд, и поминай, как звали?" - но я, видимо, ещё не выпала из возраста, в котором войну найти проще, чем любовь, а отказаться одинаково сложно от обеих. В Россию я ехала за войной (отказавшись от любви), в Африку вернулась за любовью, но легкомыслие бывает наказано, это справедливо, и война (как и любовь) не заканчивается на счёт три и не рассчитывается на три-четыре. Но и это смоют тропические ливни, которые что-то припустили, размочив мне сегодня башмаки. Ещё можно надеяться на солёные океанские воды, на мудрость отца Брауна, на терпение лорда Грегори и на милость божию. Или на себя и настойку валерианы.

Как неудобно быть ещё и телом!
anna_earwen: (телефон)
Что напишешь, то и прочтёшь. Почему лента вечно замолкает, когда мне хочется её читать?

Меня всё ещё раскачивает и подбрасывает, хотя я уже запустила эксперименты (эта волшебная фраза, объясняющая дни и недели бездействия!) и всерьёз подумываю о предстоящем семинаре. Я сама выбрала, в какой тарелке оказаться - в летающей, конечно! Осталось научиться ей управлять. И сколотить команду, потому что никакой Энтерпрайз без команды не улетит далеко. Похоже, роль Кирка достанется мне, роль Спока - лорду Грегори. Интересно, что он мне скажет, когда прочтёт это через гугло-переводчик?

Я чувствую, как под ногами ходит земля. Когда встаю в семь утра от солнца, когда кормлю собак под созвездием скорпиона, когда разглядываю через окно птиц, клюющих шелковицу, когда хожу босиком по холодным плиткам, когда читаю забытого инклинга, да что там - даже когда смотрю Дживса и Вустера, и если уж этот оплот здравомыслия покачнулся, непонятно, что вообще устоит. Земля немного успокаивается, когда я обнимаю лорда Грегори - и снова идёт в пляс, когда он уходит. А он уходит, конечно. И вскорости возвращается. Но мне, во-первых, надо как-то не опрокинуть мир, пока его нет, а во-вторых - ужасно трудно сдать этот проклятый билет абсолютной автономности. Когда его нет, я стараюсь представить, что его никогда и не было. Это помогает, но почему-то настораживает.

Заниматься-своим-делом, плотно, во всю голову. Не бросать своих. С остальным Бог разберётся.
anna_earwen: (smile)
Друзья мои, вот здесь раздают порталы в соседние миры, недорого: http://dodo-space.livejournal.com/609956.html. Я уже как-то писала, что на воображаемых стенах моего воображаемого дома должно висеть именно такое. Вот оно наконец-то и повиснет там, где должно.

Переживаю и наблюдаю осень с азартом и вниманием Менделя, скрещивающего горох: а теперь листья пожелтеют... Ого, они желтеют! Принюхиваюсь к воздуху с азартом и любопытством инопланетянина. Говорят, на этой планете выпадает снег. Ну-ну, проверим, проверим слухи. А как это будет пахнуть? Как сработает мой гидротермоаэрокостюм, выдержит ли кислородная труба, раскроется ли парашют, где кнопка экстренной эвакуации, алло, межпланетная помощь, вы меня всё ещё слышите? Вяжу разноцветные гамаши - то, что на инглише ласково зовется leg warmers.

И главное: выписала из Британии шерстяной цилиндр по сходной цене. В Дубне не продают цилиндры - я проверяла.
anna_earwen: (smile)
Друзья мои, вот здесь раздают порталы в соседние миры, недорого: http://dodo-space.livejournal.com/609956.html. Я уже как-то писала, что на воображаемых стенах моего воображаемого дома должно висеть именно такое. Вот оно наконец-то и повиснет там, где должно.

Переживаю и наблюдаю осень с азартом и вниманием Менделя, скрещивающего горох: а теперь листья пожелтеют... Ого, они желтеют! Принюхиваюсь к воздуху с азартом и любопытством инопланетянина. Говорят, на этой планете выпадает снег. Ну-ну, проверим, проверим слухи. А как это будет пахнуть? Как сработает мой гидротермоаэрокостюм, выдержит ли кислородная труба, раскроется ли парашют, где кнопка экстренной эвакуации, алло, межпланетная помощь, вы меня всё ещё слышите? Вяжу разноцветные гамаши - то, что на инглише ласково зовется leg warmers.

И главное: выписала из Британии шерстяной цилиндр по сходной цене. В Дубне не продают цилиндры - я проверяла.
anna_earwen: (temperance)
Дубна пахнет смолой, сосной и сыростью, прелым листом и печеным хлебом, перегаром, табачным дымом, старым автобусом, тёплым асфальтом, старостью, просроченными лекарствами, слежавшимися бинтами, вспученными клеёнками, персидской сиренью, гниющим деревом старых домов, свежим деревом новых домов, штукатуркой, масляной краской, бензином, тополем, потом, липой, духами (слишком сладкими), мокрой землей, грязной водой, ржавчиной и вездесущей Волгой. Над Дубной кричат чайки и стаями летают стрижи. В Дубне вьются волосы и сон становится тяжелым и долгим. Я много чего могу рассказать о Дубне. Просто мне некогда.

В бабушкиной комнате обнаружилась жестяная баночка... с глазами. Глаза были внутри. Россыпью. То-то я думала: чего мне не хватает к баночке с зубами?

После долгих поисков в Дубне был найден букинистический, в котором была найдена рукопись, найденная в Сарагосе.
anna_earwen: (temperance)
Дубна пахнет смолой, сосной и сыростью, прелым листом и печеным хлебом, перегаром, табачным дымом, старым автобусом, тёплым асфальтом, старостью, просроченными лекарствами, слежавшимися бинтами, вспученными клеёнками, персидской сиренью, гниющим деревом старых домов, свежим деревом новых домов, штукатуркой, масляной краской, бензином, тополем, потом, липой, духами (слишком сладкими), мокрой землей, грязной водой, ржавчиной и вездесущей Волгой. Над Дубной кричат чайки и стаями летают стрижи. В Дубне вьются волосы и сон становится тяжелым и долгим. Я много чего могу рассказать о Дубне. Просто мне некогда.

В бабушкиной комнате обнаружилась жестяная баночка... с глазами. Глаза были внутри. Россыпью. То-то я думала: чего мне не хватает к баночке с зубами?

После долгих поисков в Дубне был найден букинистический, в котором была найдена рукопись, найденная в Сарагосе.

August 2017

S M T W T F S
  12345
678 9 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 16th, 2017 07:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios