anna_earwen: (books and owls)
Подруга риторически спросила в письме: возможно, внутренняя Нарния у каждого своя, но нельзя ли немного наличными? Неужели не должно всё это как-то материализовываться, воплощаться, отражаться вовне, просачиваться в третье измерение?

Манифестирую: должно. И просачивается. Недаром Николай Александрович Б. завещал нам не объективировать: платяные шкафы - это мы, это из наших глаз Нарния сыплется искрами. Быть - достаточно.

Я люблю ноосферу, виртуальное небо над головой и долгие разговоры с края на край Земли. Но и осязать я люблю, мне нравится ветер, вкус солёной воды, теплота ладони. Бумажные книги в моей системе ценностей лучше электронных. Кстати, вдруг вы не видели? [personal profile] amarinn написала книгу о том, как это - быть человеком. О любви, о смысле, обо всём, что важно. Электронная книга стала бумажной, Нарния выпала из шкафа сияющим кирпичом. А прямо сейчас [personal profile] amarinn выкладывает в своём ЖЖ второй том, и его можно читать в прямом эфире. Ретрофутуристическая артуриана, приключения, экзистенциальная философия - всё, как я люблю. И вам советую.

Другая моя подруга открыла на днях лавочку чудес: [profile] dainty_store_1. Мне кажется, это очень московское место, магическое, потерянное во времени - такой внезапный разлом между стен, отсвечивающий нездешним. Света - тот самый волшебный помощник, показавший мне однажды живую Москву: с медузами и винтовыми лестницами, готическими замками, каменными цветами. [profile] dainty_store_1 - это, если хотите, русский стимпанк, с самоварами и бубликами к чаю. Москва, которой нет. Нет, но всё-таки есть - вот же она! И нас туда пригласили.
anna_earwen: (books and owls)
Ну что, пора уже нашинковать тарелку воспоминаний, пока карта памяти не сбросила весь март и апрель подчистую. Странно: я думала, что, выбрав одного человека и один дом, стану меньше перемещаться в пространстве и больше строчить в ЖЖ, но не тут-то было: togetherness по-прежнему не даётся моему автопилоту, а ручное управление требует внимания и усердия, хотя сцепления я уже переключаю не глядя - буквально и метафорически. Думаю, гонять звездолёт по хайвею и жить с этим человеком я научусь одновременно - этак через полгода. Надо смириться с мыслью и успокоиться - в конце концов, смирилась же я с пресловутым хайвеем, не дававшим мне спать на новом месте первые несколько недель. "А ты воспринимай это как urban wildlife" - подсказал Лиам, и теперь я в машинах и самолётах узнаю зверей и птиц XXI века.

Отматывать плёнку удобнее всего в обратном направлении. Вот мы сидим в гостях у родителей Грега и взбиваем сливки для сконов, передавая миску по кругу в священном молчании. Мне нравится английская сдержанность, помноженная на английское дружелюбие, и интровертская лёгкость взбиваемой венчиком тишины, но я по-русски не чую границы, и неожиданно разглашаю тайны личности, едва открыв рот. "Не надо было рассказывать им об этом." - "Почему?" - "Потому что это личное." - "То есть единственное, стоящее разговоров." - "Нет, это слишком личное. I mean to say, it is private."

Дорога между Преторией и Бенони - марсианская трасса, прямая линия между небом и полями кукурузы, первые кадры Интерстеллар. Фермы, тот ещё запашок, мой любимый указатель: "MORIA, fresh eggs", чуть выгнутая спина земного шара и низко скользящие над ней самолёты. Если смотреть из космоса, вид будет примерно тот же: простая геометрия, понятная схема. Если подняться достаточно высоко, любая промзона обретёт красоту и смысл: потому что и это тоже - победа структуры над хаосом, то есть - жизни над смертью.

И ещё о победах: мой папа мимоходом изобрёл холодный термояд. С детства помню магическую фразу: горение воды. "Чем занимается твой папа?" - "Горением воды!" Загорелись в итоге кристаллы, и теперь папа читает об этом прекрасные лекции (лучше моих - отмечаю с завистью и уважением), а я на них - хожу. Всё-таки только физика - наука наук, остальное - игрушки и инструменты.

Но и партию в бисер закончить непросто. Я встречаюсь с Андрисом Петрониусом, великим и несменяемым. За первые десять минут беседы он сменяет тему моей кандидатской. Привет, белый лист, давно не виделись! Но это всё же новый виток: во-первых, первую статью уже приняли на конференцию, во-вторых - всё остальное (клубочек преемственности и магии: вернуться к теме, загаданной ещё в первый год магистратуры, и принять её из рук прекрасной женщины (тм), самой что ни на есть ролевой модели - I'm feeling lucky, как обычно).

На этот раз наука будет вершиться в Канаде, и я срочно пытаюсь выправить паспорт и узнать о Ванкувере хоть что-нибудь. Во-первых... Во-первых, наверное, не имеет смысла разыскивать друзей из прошлых жизней. Многовато утекло воды и улетело звёздной пыли. Во-вторых - там есть маяк и Тихий океан. Ну, и светлейшие умы человечества подтянутся. В общем, я делаю ставку на прекрасный июль. Осталось дожить до конца семестра.
anna_earwen: (top hat)
И вовсе не в порту, а просто в городе, но мне же надо как-то обозначить контекст? Наверное, здесь следовало канонически заказать какао, но мы пили "кофейное зелье" из красивых стеклянных бутылочек. Потом мы перейдём улицу и окажемся в книжном с большими витринами и просторным подвалом, в котором собирается не очень тайное общество любителей читать вслух. Загибаю пальцы: в Кейптауне есть океан, горы и книжный клуб. Книжный клуб, океан и горы.

anna_earwen: (peace)
Конец семестра, время есть только на студентов, которых я люблю и видеть не могу, но есть и более важные вещи: например, викторина у [personal profile] nashi_busiki. Я жадно владею прозрачной бусиной тысячи оттенков из этого магазинчика чудес, а стеклянное хрустально-синее колье недавно подарила маме - теперь мы обе пропускаем сквозь себя свет совершенно особенным образом. Там очень красиво, и сегодня нас всех пригласили.



Фотография - авторства [personal profile] nashi_busiki.
anna_earwen: (books and owls)
Сегодня за завтраком папа в преддверии своей первой лекции по атомной физике рассказывал мне, как физики называли элементарные частицы. Кварки - словечко из стишка, а стишок - из джойсовского "Пробуждения Финнигана". Если верить википедии (я не могла не проверить хоть какие-то источники!), кварки - это крики чаек. Если верить папе, кварки - это ирландские сырники. Получается, мир сделан или из чаячьих криков, или из сырников. Лично я голосую за сырники.

А после кварков, конечно, понеслось. Первые три типа назвали довольно просто: up quarks, down quarks, strange quarks. Но классификацию пришлось расширить, и физики подобрали ещё пару эпитетов: beauty quarks, charm quarks. Выходит, на элементарном уровне мир состоит именно из этого - strangeness, beauty and charm. Я и раньше догадывалась, но теперь для пущей убедительности можно будет ссылаться на физику элементарных частиц. А ещё у кварков есть условный цвет и даже вкус - flavour. Зелёные нейтроны - научная реальность! Как не обожать вас, о физики?

Ещё я читаю книгу, которую написала моя сестра [profile] olga_1821, и это так же хорошо, как говорить с ней офф-лайн. И так же хорошо идёт за полночь. Мы два года не говорили офф-лайн. С этим надо что-то делать.

Upd: выяснилось, что безличный top quark, обнаруженный последним, сначала назывался... *барабанная дробь* truth quark! Потом физики решили, что это чересчур нескромно. И всё-таки запомните: up quark, down quark, strange quark, beauty quark, charm quark, truth quark.
anna_earwen: (road)
Джакаранда заливает кроны деревьев гипнотическим сиреневым, глаз не оторвать, и надо бы собрать пинхол - фотоаппарат из спичечного коробка - потому что мой внутренний Левша стосковался по блохам, а реальность - по блогам, но документирование происходящего, потеряв экзистенциальный смысл, стало требовать сумасшедших каких-то внутренних усилий, а у меня лорд, экзамены, сессия. В общем, я познала дзен пропускания красоты сквозь пальцы, без фаустовских потуг. Всё равно медовое солнце в японской раме из цветущих веток не нужно преломлять, а нужно передать максимально правдиво, потому что мне нечего к нему прибавить. То есть - мне не нужно заворачивать то, что вокруг, в три слоя собственного видения, чтобы оправдать его существование - то, что окружает меня, прекрасно само по себе, без мифологизации. То, что окружаю я, всё то, из чего я сделана, так же кристаллизовалось и перестало требовать ежедневного мифотворчества - потенциальная энергия детства, кинетическая энергия юности, вечный двигатель... взрослости? Вечный двигатель как идеальная метафора - его-то нам и нужно, он-то и сопротивляется всем законам душевной физики, поэтому необходимо ловить импульсы и топорщить антенны, чтобы сила инерции не исчерпалась силой трения об мир.

Я недавно говорила с [personal profile] amarinn по скайпу и жаловалась ей, что живу в титрах, в happily ever after, и не понимаю - хорошо ли так? Ты просто не определила жанр своей новой сказки, сказала Амарин. Но скайп с Амарин даётся мне с трудом: мне хочется сидеть и молча любоваться ей, время от времени поддакивая, но по возможности не перебивая поток, в котором можно плавать с закрытыми глазами, как в солнечном свете. От моих друзей исходит сияние, мои друзья разбросаны по миру редкими маяками - если собрать их вместе, зазвенят провода, лопнут предохранители, над городом вспыхнет аврора бореалис. Может, именно поэтому их почти невозможно собрать вместе. Но вот [personal profile] finritel по пути в Японию увиделась с [profile] elven_gypsy во Владивостоке, и в этом есть великая магия географии. Интернет - физическое воплощение ноосферы, естественная часть эволюции. Мы не могли его не придумать.

Так удобно транслировать в этот тонкий эфир свою песенку, всегда одну и ту же. Моя - о расстояниях, о там и о здесь, о том, что бинарная система всегда стабильнее унитарной, потому что, когда носишь под сердцем сразу и там, и здесь, можно иметь две точки зрения, не впадая в шизофрению. Я всегда буду скрещивать Россию и Африку, надеясь вырастить редкий гибрид - складывать, вычитать, делить и умножать друг на друга, вычислять общий знаменатель, квадратный корень, экспоненциальную трансцендентную функцию. Потому что мне никогда не обрести ни английской лёгкости мысли, ни африканерской привязанности к земле. В этом году больше не будет дальних странствий, но будет паломничество на край света - я вчера заказала комнату в угловатом отеле времён арт-деко посредине Кейптауна, и собираюсь вести оттуда репортажи. Я никогда не бывала в Капштадте одна, и собираюсь разглядеть его глазами советского Зенита. Мне давно пора поговорить с Африкой всерьёз, один-на-один, на равных.

И картинка.

pol

Мама

Sep. 19th, 2015 03:21 pm
anna_earwen: (телефон)
Маме 60 лет. Когда умная нейронная сеть фейсбука увидела фотографии, которые ниже, она первым делом предположила: на фотографиях - вы, Анна? Нет, многоуважаемый алгоритм, не я, а моя мама, и на всех она - моложе нынешней меня. И есть ещё куча прекрасных чёрно-белых фото, где кроме мамы есть и мы - их папа делал на ФЭД и сам проявлял в ванночках с химикатами при свете красной лампы, а потом распрямлял в толстых книгах, и я всё это помню, но мне хотелось фотографии мамы - до папы, и уж тем более - до нас. Мне нравится сад краеугольных камней, который она во мне выложила. Но сначала она собрала свой собственный. Это интереснее всего.

Вот здесь ей - пятнадцать. Когда она пришла в ателье забирать фото, фотограф протянул ей пять снимков из заказанных шести - кто-то украл последний. Я понимаю этого кого-то.

anna_earwen: (Default)
Как можно не любить девушек? Одни приносят тебе книги и шоколад, другие пахнут персиками. Рядом с кореянкой Эми, сошедшей на землю прямо из аниме, я чувствую себя нарочито-европейской, оглушительной, несусветно огромной и грубой. У Эми тонкие пальцы, длинные волосы, мягкий голос. В учебнике у неё тысяча разноцветных закладок, она аккуратно выписывает на крохотные цветные бумажки всё, что не понимает на лекциях, и исправно навещает меня с убористым списком вопросов. Я же любуюсь её платьями, пальцами, кольцами, манерой двигаться и жить. Эми похожа на маленькую птичку. Эми - микроинженер.

С Элри мы весь прошедший год делили лабораторию, и я сразу раскусила в ней коротко стриженную Гермиону, а она во мне - родную душу, хотя делиться книгами мы начали только сейчас. Правильно: сначала надо было вместе исколесить Флориду, хором наораться на американских горках, промокнуть до нитки под дождём в Диснейленде и смотерть фейерверки, накрывшись пластиковыми пакетами, рассказать друг другу американскую сказку так, как умеем только мы - с джазом, океаном, пальмами и космическими кораблями. Сначала надо было вместе вынести тележку пластинок из универской библиотеки. Надо было съесть на двоих пуд не соли, но мороженого. Но теперь-то мы окончательно и прочно влюблены друг в друга, и можно менять книги на шоколад, а шоколад - на книги. И Элри, конечно, встречается с Т., но я-то знаю, что встречается она в первую очередь с миром, который мы придумали с ней на пару, поэтому... почти не ревную. И на танцы по понедельникам и средам мы ходим отныне вдвоём, хотя и танцуем не друг с другом, но с полагающимися в таких случаях мальчиками. И я ничего не имею против - мне нравятся мальчики. Просто девочки нравятся мне больше. Девочки изящны. Девочки понятны.

Девочки всех цветов и народностей прекрасны, как цветы: индианки с чёрными волосами по пояс в длинных цветных сарафанах, мусульманки в огромных, хитроумно закрученных платках - глаза в пол-лица, ломкие талии. Веснушчатые англичанки - насмешливые, резкие, сутулые, в профиль похожие на Вирджинию Вулф. Негритянки в ярких платьях, красивые совершенно инопланетно. Сквозь кампус идёшь, словно сквозь аквариум, замирая от удивления и восхищения. Вверх, вверх, через золотые ворота моста, от Севера к Югу, вниз, вниз, к полукруглым окнам, разбивающим свет на квадраты, к кирпичным стенам, затейливо расписанным солнечными зайчиками, в переплётную мастерскую, в библиотеку, в аудиторию - в рай.
anna_earwen: (peace)
Я из рода гордых и отчаянных, независимых, удивительно красивых женщин.

anna_earwen: (телефон)
Я сидела в директорской приемной и вертела в руках кстати оказавшуюся на столе секретарши морскую раковину с длинными, гладкими шипами, откуда-то из синей сонной глубины, с той стороны, с картины Йерки. Сидела и пыталась понять, на что намекает мироздание, второй раз заставляя меня слоняться по прихожим и обивать пороги в поисках запасных ключей - свои-то я захлопнула в комнате. Вместе с пальто и важной работой. Вот! Дело в работе: "Жизнь коротка, а ты недостаточно несерьезна - берегись."

Об этой очень русской привычке закутывать заколдованным одеялом и вообще язычески оперсонаживать мир мы говорили с Таней и Светой в прошедшую субботу, говорили под пироги и чай, и еще под Йерку за стеной - говорили, вдосталь нагулявшись по Москве: Света ведет меня по ней так, что навстречу попадаются то диковинные дома за диковинными решетками, то нездешняя церковка с бёртоновскими завитушками без единого повтора, с единорогами на поручнях, львами на дверях и цветами на стенах. Одна кремлевкая башня вдруг оказалась готической архитектуры - оттого, что я заметила это сама, появилось какое-то родство, пусть и странное - другого всё равно не завезли, а мне почему-то грустно ходить по Москве и чувствовать себя заезжей мисс Браун - может, потому, что на родине всякой истинной мисс Браун я немедленно стану заезжей мисс с трудновыговариваемой фамилией. Вы же понимаете, что мне некуда деваться, и единственная надежда теперь - на небесный Иерусалим?

Мне запомнился памятник порокам, совращающим детей - ровно там, где московские и примазавшиеся к ним невесты рассекают в кринолинах белыми павлинами, сверкая из-под юбок черными осенними сапогами. Со всей серьезностью. Со всем сюром.

Я другой Москву и не вижу: только пеструю и давным-давно сошедшую с ума, так, что чуешь неладное, когда она прикидывается нормальной. Потому что буйные - буянят, с ними можно бороться бромом, смирительной рубашкой и святой водой. А притаившиеся?

Четыре часа чистого чтения, проведенные в электричке Москва-Солярис, позволили мне очень кстати дочитать "Дом, в котором", о котором я уже, кажется, всё сказала в комментариях к какому-то прошлому посту, и теперь я пытаюсь понять, кто кого: то ли я натягиваю мариам-петросяновскую реальность на то, что вокруг, то ли то, что вокруг, вконец оперсонажилось и добралось до печатного слова, то ли это снова voices in my head, и в реальности всё не так, как на самом деле. Пока я читала "Дом", в доме сломались старые дедушкины часы с грустной-грустной мелодией, под которую я когда-то просыпалась в школу. Молиться, поститься, читать Честертона! Хотя - нет, сначала - Феликса Максимова: глупо было бы взять и выбросить бесценный опыт на московскую мостовую, под иголки каблучков, которыми здесь так акробатически цокают девушки-эквилибристки.

А еще я в субботу попала на концерт Dead Can Dance. Уже в метро заметила - люди едут, как на мессу: нарядно одетые, светлые, улыбающиеся друг другу. "Вы не знаете, как пройти в крокус сити холл?" - "Не знаю, но иду туда же!" Ну что вам сказать. Я сидела на галёрке с биноклем, подобрав волосы, в длинной черной юбке, чуть-чуть жалела, что мне не двадцать, улыбалась и обмирала. Потому что Лиза Джеррард по-прежнему - прекраснейшая из женщин. А видели бы вы, как она улыбается. А слышали бы вы, как она поёт. А постояли бы вы, хлопая в ладоши до боли, до тех пор, пока весь зал не встал, не загудел, не запел, не затопал ногами... Они вышли на бис пять раз. Они действительно живые. И люминесцируют.






Lisa Gerrard

Lisa Gerrard

Lisa Gerrard and Brendan Perry







...А потом мы с Таней разбирали диван, советуясь с гуглом и ютубом. А потом был удивительно солнечный день - Покров - и Даша отвела меня в Кэрроловское кафе, где я остро пожалела об оставленном в Дубне цилиндре. Даша, конечно, красавица: если трезвым взором оглядеть моих друзей, сразу станет ясно, что выбираю я их по внешним признакам. Хорошо, что красота, которая мне нравится, коррелирует с мозгом. Это целая тема для научной статьи.
anna_earwen: (телефон)
Я сидела в директорской приемной и вертела в руках кстати оказавшуюся на столе секретарши морскую раковину с длинными, гладкими шипами, откуда-то из синей сонной глубины, с той стороны, с картины Йерки. Сидела и пыталась понять, на что намекает мироздание, второй раз заставляя меня слоняться по прихожим и обивать пороги в поисках запасных ключей - свои-то я захлопнула в комнате. Вместе с пальто и важной работой. Вот! Дело в работе: "Жизнь коротка, а ты недостаточно несерьезна - берегись."

Об этой очень русской привычке закутывать заколдованным одеялом и вообще язычески оперсонаживать мир мы говорили с Таней и Светой в прошедшую субботу, говорили под пироги и чай, и еще под Йерку за стеной - говорили, вдосталь нагулявшись по Москве: Света ведет меня по ней так, что навстречу попадаются то диковинные дома за диковинными решетками, то нездешняя церковка с бёртоновскими завитушками без единого повтора, с единорогами на поручнях, львами на дверях и цветами на стенах. Одна кремлевкая башня вдруг оказалась готической архитектуры - оттого, что я заметила это сама, появилось какое-то родство, пусть и странное - другого всё равно не завезли, а мне почему-то грустно ходить по Москве и чувствовать себя заезжей мисс Браун - может, потому, что на родине всякой истинной мисс Браун я немедленно стану заезжей мисс с трудновыговариваемой фамилией. Вы же понимаете, что мне некуда деваться, и единственная надежда теперь - на небесный Иерусалим?

Мне запомнился памятник порокам, совращающим детей - ровно там, где московские и примазавшиеся к ним невесты рассекают в кринолинах белыми павлинами, сверкая из-под юбок черными осенними сапогами. Со всей серьезностью. Со всем сюром.

Я другой Москву и не вижу: только пеструю и давным-давно сошедшую с ума, так, что чуешь неладное, когда она прикидывается нормальной. Потому что буйные - буянят, с ними можно бороться бромом, смирительной рубашкой и святой водой. А притаившиеся?

Четыре часа чистого чтения, проведенные в электричке Москва-Солярис, позволили мне очень кстати дочитать "Дом, в котором", о котором я уже, кажется, всё сказала в комментариях к какому-то прошлому посту, и теперь я пытаюсь понять, кто кого: то ли я натягиваю мариам-петросяновскую реальность на то, что вокруг, то ли то, что вокруг, вконец оперсонажилось и добралось до печатного слова, то ли это снова voices in my head, и в реальности всё не так, как на самом деле. Пока я читала "Дом", в доме сломались старые дедушкины часы с грустной-грустной мелодией, под которую я когда-то просыпалась в школу. Молиться, поститься, читать Честертона! Хотя - нет, сначала - Феликса Максимова: глупо было бы взять и выбросить бесценный опыт на московскую мостовую, под иголки каблучков, которыми здесь так акробатически цокают девушки-эквилибристки.

А еще я в субботу попала на концерт Dead Can Dance. Уже в метро заметила - люди едут, как на мессу: нарядно одетые, светлые, улыбающиеся друг другу. "Вы не знаете, как пройти в крокус сити холл?" - "Не знаю, но иду туда же!" Ну что вам сказать. Я сидела на галёрке с биноклем, подобрав волосы, в длинной черной юбке, чуть-чуть жалела, что мне не двадцать, улыбалась и обмирала. Потому что Лиза Джеррард по-прежнему - прекраснейшая из женщин. А видели бы вы, как она улыбается. А слышали бы вы, как она поёт. А постояли бы вы, хлопая в ладоши до боли, до тех пор, пока весь зал не встал, не загудел, не запел, не затопал ногами... Они вышли на бис пять раз. Они действительно живые. И люминесцируют.



...А потом мы с Таней разбирали диван, советуясь с гуглом и ютубом. А потом был удивительно солнечный день - Покров - и Даша отвела меня в Кэрроловское кафе, где я остро пожалела об оставленном в Дубне цилиндре. Даша, конечно, красавица: если трезвым взором оглядеть моих друзей, сразу станет ясно, что выбираю я их по внешним признакам. Хорошо, что красота, которая мне нравится, коррелирует с мозгом. Это целая тема для научной статьи.
anna_earwen: (smile)
Сегодня цилиндр начал свое победоносное шествие по планете Солярис. Отмечаю день как исторический. Проверку ветром выдержал: не сдувает. В нём тепло и весело. Окружающие, хором прикинувшись Пачкулями Пёстренькими, смотрят спокойно и равнодушно: цилиндров мы, мол, не видали, что ли! И только родные темнокожие африканцы, стажирующиеся в НИИЧАВО прямо посреди октября, наградили меня благодарным "Wow!" вслед: они в теме, они просекли фишку, им смешно. Как бы мне задеть аборигенов за живое? Видимо, без полосатых колготок всё-таки не обойтись. Оставайтесь с нами.

Продолжая тему цилиндров и дирижаблей: http://amarinn.livejournal.com/470847.html
anna_earwen: (smile)
Сегодня цилиндр начал свое победоносное шествие по планете Солярис. Отмечаю день как исторический. Проверку ветром выдержал: не сдувает. В нём тепло и весело. Окружающие, хором прикинувшись Пачкулями Пёстренькими, смотрят спокойно и равнодушно: цилиндров мы, мол, не видали, что ли! И только родные темнокожие африканцы, стажирующиеся в НИИЧАВО прямо посреди октября, наградили меня благодарным "Wow!" вслед: они в теме, они просекли фишку, им смешно. Как бы мне задеть аборигенов за живое? Видимо, без полосатых колготок всё-таки не обойтись. Оставайтесь с нами.

Продолжая тему цилиндров и дирижаблей: http://amarinn.livejournal.com/470847.html
anna_earwen: (Default)
Теперь я посвящена в тайный алхимический орден целиком и полностью: на днях мы с [livejournal.com profile] bird_of_nothing шамански обошли НИИЧАВО вокруг, в густых сумерках, по квацающей (или как это называется, когда под ногами - квац-квац?) полузаросшей тропинке мимо бетонного забора под током - с одной стороны, и оградительного рва - с другой. С той стороны рва на нас хмуро поглядывал недосягаемый ельник, в котором брезжили огоньки - то ли грибников, то ли всё-таки... Птица успокаивала, уверяя, что даст отпор любой нечисти, но мне всё же не хватало какого-нибудь скромного маленького бубна для организованного разгона злых духов. За забором в заброшенном лесу роились зелёные нейтроны. Где-то далеко лаяли собаки. Под ногами росла и пахла дикая мята, ненавязчиво давая понять: все будет здорово, все волосы сочтены.

anna_earwen: (Default)
Теперь я посвящена в тайный алхимический орден целиком и полностью: на днях мы с [livejournal.com profile] bird_of_nothing шамански обошли НИИЧАВО вокруг, в густых сумерках, по квацающей (или как это называется, когда под ногами - квац-квац?) полузаросшей тропинке мимо бетонного забора под током - с одной стороны, и оградительного рва - с другой. С той стороны рва на нас хмуро поглядывал недосягаемый ельник, в котором брезжили огоньки - то ли грибников, то ли всё-таки... Птица успокаивала, уверяя, что даст отпор любой нечисти, но мне всё же не хватало какого-нибудь скромного маленького бубна для организованного разгона злых духов. За забором в заброшенном лесу роились зелёные нейтроны. Где-то далеко лаяли собаки. Под ногами росла и пахла дикая мята, ненавязчиво давая понять: все будет здорово, все волосы сочтены.

anna_earwen: (road)
Я знаю, почему пошел дождь: кто-то раздавил лягушку. Я аккуратно обошла трупик лягушонка, пробираясь давеча на работу в резиновых сапогах (серые, бабушкины, чуть выше щиколотки, made in Japan, и какой же, доложу я вам, кайф - топать прямо сквозь лужу! Почти как ходить по воде.) Жить в России счастливо получается хотя бы потому, что здесь получается быть персонажем. Я почти слышу, как там чиркают пером. Нашла у бабушки в шкафу черный бархатный берет - почти как у Бердяева. Нашла Рильке на букинистическом развале - того самого, которого забыла в норвежском автобусе.

А где я, собственно, нашла букинистический развал? Правильно - там, куда звала вас так настырно и яростно! Повторюсь, но - оно оказалось именно таким, как я думала. Неизвестный молодой человек, раскланявшийся со мной, как со старой знакомой. Сережки с кофейными зернами, которые мне продали на двадцать рублей дешевле означенной цены - за красивые глаза и милую беседу. Дуэт "Ойфн Вег", который сделал мне акустическую сцену. Стихи со сцены: привычно избегать дорожного движения и тлена - я переврала, но чье это? Ясноглазый продавец литературных журналов. Вегетарианский шоколадный кекс, посыпанный орешками. Книги, конечно - трижды исчерпанный лимит на покупку книг, набитый рюкзак - я знала, куда еду, что уж. А вот Гессе достался мне бесплатно - с легкой руки [livejournal.com profile] aldanare. Тари вообще светится, у нее какая-то специальная лампочка внутри - у меня получалось только туповато бродить за ней вслед, любоваться, чуять запахи - переплета, бумаги, прачечной, сладкого кофе. Тари поцеловала меня в щеку, когда мы прощались, и я отправилась в запонтованное художническое кафе - кушать суп-крем из белых грибов и рассуждать о летающих мозгах. Елена Михайловна, спасибо - с вами очень хорошо. Мне вообще хорошо. Очень.

Потом был экспресс, вильнувший мне хвостом, и Федор Михайлович, не последовавший его примеру, и следующая электричка, домчавшая нас в Солярис сквозь смех и солнце.

И еще. У меня теперь есть значок с иероглифом, ловко описывающим добрую половину всей моей развеселой жизни. Собственно, вот. )
anna_earwen: (road)
Я знаю, почему пошел дождь: кто-то раздавил лягушку. Я аккуратно обошла трупик лягушонка, пробираясь давеча на работу в резиновых сапогах (серые, бабушкины, чуть выше щиколотки, made in Japan, и какой же, доложу я вам, кайф - топать прямо сквозь лужу! Почти как ходить по воде.) Жить в России счастливо получается хотя бы потому, что здесь получается быть персонажем. Я почти слышу, как там чиркают пером. Нашла у бабушки в шкафу черный бархатный берет - почти как у Бердяева. Нашла Рильке на букинистическом развале - того самого, которого забыла в норвежском автобусе.

А где я, собственно, нашла букинистический развал? Правильно - там, куда звала вас так настырно и яростно! Повторюсь, но - оно оказалось именно таким, как я думала. Неизвестный молодой человек, раскланявшийся со мной, как со старой знакомой. Сережки с кофейными зернами, которые мне продали на двадцать рублей дешевле означенной цены - за красивые глаза и милую беседу. Дуэт "Ойфн Вег", который сделал мне акустическую сцену. Стихи со сцены: привычно избегать дорожного движения и тлена - я переврала, но чье это? Ясноглазый продавец литературных журналов. Вегетарианский шоколадный кекс, посыпанный орешками. Книги, конечно - трижды исчерпанный лимит на покупку книг, набитый рюкзак - я знала, куда еду, что уж. А вот Гессе достался мне бесплатно - с легкой руки [livejournal.com profile] aldanare. Тари вообще светится, у нее какая-то специальная лампочка внутри - у меня получалось только туповато бродить за ней вслед, любоваться, чуять запахи - переплета, бумаги, прачечной, сладкого кофе. Тари поцеловала меня в щеку, когда мы прощались, и я отправилась в запонтованное художническое кафе - кушать суп-крем из белых грибов и рассуждать о летающих мозгах. Елена Михайловна, спасибо - с вами очень хорошо. Мне вообще хорошо. Очень.

Потом был экспресс, вильнувший мне хвостом, и Федор Михайлович, не последовавший его примеру, и следующая электричка, домчавшая нас в Солярис сквозь смех и солнце.

И еще. У меня теперь есть значок с иероглифом, ловко описывающим добрую половину всей моей развеселой жизни. Собственно, вот. )
anna_earwen: (телефон)
В результате блуждания по славному городу детства и других странных историй на пару с замечательной [livejournal.com profile] lady_aleteia родился неологизм, касающийся местечковых цветочных насаждений: вазон Хиггса. Тэя, моя малая родина тебя не забудет! Кроме того, мы видели саблезубых котов, белоснежных лосей на воде и в небе заволжья, настоящий маяк с узкими окнами-бойницами и огромными стеклами на самом верху, переправу (паром!) в пограничное тверское королевство, где, говорят, сеют пшеницу - не забыть уплыть туда, когда созреют и высохнут колосья - надрать красивый пучок, превратив хлеб в кухонную икебану, в очередной раз поправ советский прагматизм во имя буржуазной эстетики. Впрочем, и советский прагматизм идет иной раз впрок: дубненский лес по количеству фонарей даст фору нарнийскому.

А еще у меня завелись мыши. Первую из них заметила [livejournal.com profile] lady_aleteia, когда мы чинно восседали на кухне, поглощая ложками крупную дымчатую чернику. Крохотный мышонок туповато выбежал на видное место, сел на попу и принялся хомячить крошки. (Вот я это пишу, а он, наглец, подкрадывается к моему рюкзаку с неясными целями). Еще одного я повстречала в ванной - мы с мышом растерянно изучали друг друга с минуту, после чего я неловко попыталась подставить ему руку (поймать), он неловко ткнулся в нее носом, отскочил и кинулся в другую сторону, я недовольно шлепнула его пальцем по серой спинке, мыш суетливо развернулся и наспех тиснул себя в щель между дверью и полом. Сегодня я конопатила входы и выходы, но они, кажется, обосновались в ящике с пакетами - это специальная пятизвездочная мышиная коммуналка со всеми удобствами и десятком отдельных входов для каждого члена семейства. Думаю: поймать их и выставить, или поймать и приручить?

Продолжая житейскую тему: плодятся в моем доме не только мыши. Репродукция почкованием вошла нынче в моду у джезв, чайников и ягодных пирогов. У меня шоколадно-кофейный пряный бисквит с черной смородиной, и глиняный чайник в тон. И счастливый билет в автобусе - второй по счету. I'm feeling lucky, and luckier still.
anna_earwen: (телефон)
В результате блуждания по славному городу детства и других странных историй на пару с замечательной [livejournal.com profile] lady_aleteia родился неологизм, касающийся местечковых цветочных насаждений: вазон Хиггса. Тэя, моя малая родина тебя не забудет! Кроме того, мы видели саблезубых котов, белоснежных лосей на воде и в небе заволжья, настоящий маяк с узкими окнами-бойницами и огромными стеклами на самом верху, переправу (паром!) в пограничное тверское королевство, где, говорят, сеют пшеницу - не забыть уплыть туда, когда созреют и высохнут колосья - надрать красивый пучок, превратив хлеб в кухонную икебану, в очередной раз поправ советский прагматизм во имя буржуазной эстетики. Впрочем, и советский прагматизм идет иной раз впрок: дубненский лес по количеству фонарей даст фору нарнийскому.

А еще у меня завелись мыши. Первую из них заметила [livejournal.com profile] lady_aleteia, когда мы чинно восседали на кухне, поглощая ложками крупную дымчатую чернику. Крохотный мышонок туповато выбежал на видное место, сел на попу и принялся хомячить крошки. (Вот я это пишу, а он, наглец, подкрадывается к моему рюкзаку с неясными целями). Еще одного я повстречала в ванной - мы с мышом растерянно изучали друг друга с минуту, после чего я неловко попыталась подставить ему руку (поймать), он неловко ткнулся в нее носом, отскочил и кинулся в другую сторону, я недовольно шлепнула его пальцем по серой спинке, мыш суетливо развернулся и наспех тиснул себя в щель между дверью и полом. Сегодня я конопатила входы и выходы, но они, кажется, обосновались в ящике с пакетами - это специальная пятизвездочная мышиная коммуналка со всеми удобствами и десятком отдельных входов для каждого члена семейства. Думаю: поймать их и выставить, или поймать и приручить?

Продолжая житейскую тему: плодятся в моем доме не только мыши. Репродукция почкованием вошла нынче в моду у джезв, чайников и ягодных пирогов. У меня шоколадно-кофейный пряный бисквит с черной смородиной, и глиняный чайник в тон. И счастливый билет в автобусе - второй по счету. I'm feeling lucky, and luckier still.

Home again

Jul. 10th, 2012 12:03 am
anna_earwen: (peace)
Очень странное чувство: внезапно некоторым людям, вот это читающим, можно заглядывать в лица. Развиртуализация - великое дело: во-первых, все вы - прекрасны. Во-вторых, вы именно такие, как я думала, и это - мой личный бозон Хиггса: эмпирическое подтверждение давным-давно выведенной теории, на которой всё и держалось, как на волоске. Удержалось. Можно выдыхать.

А еще я покажу вам Дубну глазами [livejournal.com profile] bird_of_nothing. Птица похожа на птицу, Дубна - на Дубну.



Et cetera )

August 2017

S M T W T F S
  12345
678 9 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 16th, 2017 09:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios