anna_earwen: (books and owls)
Зимой я по праву африканки показываю летние картинки. Фотографировать я, правда, разучилась, писать - тоже, но это, думаю, временно: не может мир вот так взять - и закончиться, мы проверяли. До официальной перезагрузки недолго осталось, а я пока пропою вам прелюдию с фугой голосом давно не репетировавшего альта, подлечившего кашель, подзабывшего ноты, прищурившего глаз.

Стелленбош я придумала в холодном Солярисе. Раскинула вещи по спинкам кресел, сложила в крохотный чемодан. Из чемодана запахло солоноватым летом. Путешествовать только по делу. Только налегке. Хоть раз.

...Жить там нельзя почти никому - в студенческом городке нужно быть студентом. Или преподом. Учитывая, что преподы состоят на службе у студентов, а не наоборот - лучше всё-таки студентом. В сердце южно-африканского виноделия... Да, только студентом. Зато студентом там быть - стоит. На территорию универа попадаешь незаметно для самого себя - в Стелленбоше никак не поймёшь, где кончается город и начинается университет. По-моему, коэффициент диффузии с годами только возрастает. Они не устраивают дни открытых дверей, потому что двери и так всегда открыты, книги распахнуты, дубы зелены, а знания - спелы. Я нигде ещё не видела таких зелёных, толстощёких дубов. Каждый хочется одобрительно похлопать.

Там почти нельзя жить, зато можно слоняться по городу ночью - вдоль полупустых колониальных улиц, хрупких и сахарных, мимо мирно спящих под балконами бомжей. С папой, разрываясь от радости и гордости - он настоящий учёный, он весь настоящий, и он - мой отец. С друзьями, разрываясь от ветра - океан далеко, его не видно и не слышно, но он чуется. С друзьями: когда это я обзаводилась друзьями за день-два? Нас четверо, мы очень разные, вместе нам ужасно легко. Паб на крыше двухэтажного дома по соседству с исторической гостиницей, куда нас всех поселили, кое-как распихав по двое в номер: местное пиво, негромкая грустная музыка, разговоры заполночь, запросто, как английский smalltalk - о книгах и жизни, о людях и юности - даже у нас теперь есть прошлое, в котором можно копаться, как в коробке с пуговицами.

Найти главную студенческую нетрезвую тусовку, сбежать, осесть в ещё одном заполночном пабе для пенсионеров - здесь тихо и снова можно говорить, а нам того и надо. Сны. Страх и ненависть. Собаки. Дубна. Ещё что-то. Сидр! "...Но живой человек всё равно лучше любой книги." - "Не знаю. *задумчиво* У каждого - свои ключи от мира." У меня в ушах серёжки с ключами и кофейными зёрнами. Может, это из-за науки мир распался на символы?

Конференция. "Послушаешь мой доклад?" Репетиции. Я не готовлюсь, это погубит меня, но я ещё об этом не догадываюсь. Пытаюсь слушать, но я плохо это умею: могу уставиться в глаза и зависнуть - не от невнимания, честно, а вот так... самозагипнотизировавшись. Прямо об вас. Без вашего ведома. С неизменным эффектом. Эта конференция богата людьми и только ими: превосходный, наваристый smalltalk за каждым обедом, всякий раз - с новым собеседником, с неизбывным интересом.

Букинистический под окнами гостиницы - туда мы попали на второй день, кажется. Не могли не попасть. Оказался он не букинистическим, а просто книжным, но не сетевым и всеобъемлющим, а частным и tailor-made: мне снова достался Рильке - припомнил ту забытую в автобусе книгу, не иначе. И научпоп под весёлым названием "How the mind works" - не могла же я равнодушно на это смотреть. Страшитесь теперь, тайны мироздания! Продавщица, она же хозяйка, согласилась, что родились мы не в том веке, и подарила по открытке - синие горы, белый дом с фасадом, похожим на свадебный торт, жёлтые виноградники - мне бы хотелось побывать здесь осенью.

А в последний из дней мы видели океан. И я не скажу о нём ни слова.

anna_earwen: (телефон)
Ориентироваться в заковыристых лабиринтах издательского отдела НИИЧАВО по пиар-плакату пера Маяковского с фантасмагоричным младенцем в лучших традициях конструктивистского хоррора ("Лучше сосок не было и нет!"), приклеенному снаружи к чьей-то двери. Физики шутят.

НИИЧАВО погрузился в глубокую осень, обмотался оранжевым шарфом до носа, распустил туманы и поздние грибы и архетипически-меланхолично распластался, кокетливо демонстрируя инсайдерам свою всестороннюю неприступную фотогеничность. Вот пожилой Назгул идет домой в стоптанных кроссовках, устало выглядывающих из-под черной мантии, не поднимая головы и не откидывая капюшона. Стареющая Рапунцель катит на велосипеде мне навстречу, распахнув глаза и улыбаясь - я однажды улыбнулась ей первой, она это запомнила. НИИЧАВО - заповедник, но не гоблинов, а вот этих эпических персонажей пред- и пост-пенсионного возраста. Здесь чувствуешь себя одновременно старой и стоящей у дверей - например, Вальгаллы. Или реактора. Или куда там меня еще не пускают.

На концерте стареющей и потихоньку сдающей Камбуровой тоже чувствуешь себя старой и умудренной. Зато когда по дороге домой (поздние сумерки, мокрые сосны, грязища под ногами) тебе в глаза, разглядев сакральное JRRT на воротнике, улыбается всей самовлюбленной физиономией юный неформал, еще точно не кончивший или только что кончивший школу (да нет, этот - уедет), слоняющийся по городу то в косухе, то в клетчатой рубашке, в окружении девушек-братьев, с длинным, пушисто-рыжим хвостом, детским лицом и офигенно большими надеждами, фонящими круче любой НИИЧАВОйской радиации - чувствуешь себя такой же юной и гнетуще свободной, неприкаянной и непривязанной, продуваемой всеми ветрами на перекрестке всех миров. Дух захватывает. А потом - отпускает.
anna_earwen: (телефон)
Ориентироваться в заковыристых лабиринтах издательского отдела НИИЧАВО по пиар-плакату пера Маяковского с фантасмагоричным младенцем в лучших традициях конструктивистского хоррора ("Лучше сосок не было и нет!"), приклеенному снаружи к чьей-то двери. Физики шутят.

НИИЧАВО погрузился в глубокую осень, обмотался оранжевым шарфом до носа, распустил туманы и поздние грибы и архетипически-меланхолично распластался, кокетливо демонстрируя инсайдерам свою всестороннюю неприступную фотогеничность. Вот пожилой Назгул идет домой в стоптанных кроссовках, устало выглядывающих из-под черной мантии, не поднимая головы и не откидывая капюшона. Стареющая Рапунцель катит на велосипеде мне навстречу, распахнув глаза и улыбаясь - я однажды улыбнулась ей первой, она это запомнила. НИИЧАВО - заповедник, но не гоблинов, а вот этих эпических персонажей пред- и пост-пенсионного возраста. Здесь чувствуешь себя одновременно старой и стоящей у дверей - например, Вальгаллы. Или реактора. Или куда там меня еще не пускают.

На концерте стареющей и потихоньку сдающей Камбуровой тоже чувствуешь себя старой и умудренной. Зато когда по дороге домой (поздние сумерки, мокрые сосны, грязища под ногами) тебе в глаза, разглядев сакральное JRRT на воротнике, улыбается всей самовлюбленной физиономией юный неформал, еще точно не кончивший или только что кончивший школу (да нет, этот - уедет), слоняющийся по городу то в косухе, то в клетчатой рубашке, в окружении девушек-братьев, с длинным, пушисто-рыжим хвостом, детским лицом и офигенно большими надеждами, фонящими круче любой НИИЧАВОйской радиации - чувствуешь себя такой же юной и гнетуще свободной, неприкаянной и непривязанной, продуваемой всеми ветрами на перекрестке всех миров. Дух захватывает. А потом - отпускает.
anna_earwen: (smile)
Если бы не цапнула от жадности литровую банку черники на базаре, не передержала бы ее в холодильнике по лености, не перемешала бы с молоком в пропорции 50/50 - так и не узнала бы, какого она (черника) на самом деле совершенного сиреневого оттенка, яркого до рези, беспримесного до зависти. Абсолютно эталонный purple. Пребываю в эстетическом шоке.
anna_earwen: (smile)
Если бы не цапнула от жадности литровую банку черники на базаре, не передержала бы ее в холодильнике по лености, не перемешала бы с молоком в пропорции 50/50 - так и не узнала бы, какого она (черника) на самом деле совершенного сиреневого оттенка, яркого до рези, беспримесного до зависти. Абсолютно эталонный purple. Пребываю в эстетическом шоке.
anna_earwen: (телефон)
...Нет, видимо, не отпустит, пока не солью что-нибудь сюда, в ноосферу. Не ложиться спать раньше двух - нормально. Ненормально делать это каждый божий день. Не видеть сны - нормально. Но не для меня.

Я начала собирать вещи. Может, в этом все дело? Я же всегда боялась энтропии, предпочитала барокко и умела собрать две стороны кубика Рубика. А вещи собирать - это вам не кубик-рубик. Впрочем, есть и параллели: в процессе сбора одного вынужденно разваливаешь другое, и вот эта стратегическая фаза, когда хаос - по обе стороны, а вся структура происходящего - в голове, - мучительна. Гадаю, откуда дискомфорт: ответственность разума за жизнь на земле? сад расходящихся тропок? или я просто волнуюсь, когда не вижу пол под слоем тесктильных отходов?

Я оставляю в Африке костюм ангела. И костюм черного всадника - тоже оставляю. И еще, подозреваю, с десяток других костюмов, менее материальных, не менее значимых. Я оставляю в Африке костюм Кэндис Найт. Я оставляю в Африке костюм своей мамы.

У меня огромный ярко-красный чемодан с надписью "Hero" - вместо старого зеленого, с надписью "Tosca". У меня впереди еще один месяц.

И всё.
anna_earwen: (телефон)
...Нет, видимо, не отпустит, пока не солью что-нибудь сюда, в ноосферу. Не ложиться спать раньше двух - нормально. Ненормально делать это каждый божий день. Не видеть сны - нормально. Но не для меня.

Я начала собирать вещи. Может, в этом все дело? Я же всегда боялась энтропии, предпочитала барокко и умела собрать две стороны кубика Рубика. А вещи собирать - это вам не кубик-рубик. Впрочем, есть и параллели: в процессе сбора одного вынужденно разваливаешь другое, и вот эта стратегическая фаза, когда хаос - по обе стороны, а вся структура происходящего - в голове, - мучительна. Гадаю, откуда дискомфорт: ответственность разума за жизнь на земле? сад расходящихся тропок? или я просто волнуюсь, когда не вижу пол под слоем тесктильных отходов?

Я оставляю в Африке костюм ангела. И костюм черного всадника - тоже оставляю. И еще, подозреваю, с десяток других костюмов, менее материальных, не менее значимых. Я оставляю в Африке костюм Кэндис Найт. Я оставляю в Африке костюм своей мамы.

У меня огромный ярко-красный чемодан с надписью "Hero" - вместо старого зеленого, с надписью "Tosca". У меня впереди еще один месяц.

И всё.
anna_earwen: (телефон)
Дни разделились на черные и белые: во время белых я бегаю по потолку от предвкушения "it's gonna be the way you always thought it would be, but it's gonna be no illusion", от ощущения моста под ногами и воздуха вокруг, даром, для всех и чтобы никто не ушел обиженным. Во время черных я снова бегаю по потолку, но по другому поводу: я слишком рациональна для истерики и слишком спокойна для паники, но я все-таки официально - скудельный сосуд, и мне жутко. Не конкретно: я не боюсь ни бомжей, ни снега, ни одиночества, ни отсутствия смысла, ни отсутствия денег - я просто боюсь. Телом. Это как на американских горках: вообще-то весело, но дышать все равно нечем. Поэтому я теперь читаю только англичанских англичан, а френд-ленту пришлось временно разбить на светлых и темных - я читаю только тех, на кого есть силы. И люди, и книги делятся на гармонизаторов и наоборот, на держателей и раскачивателей (это цитаты), а с моей нынешней амплитудой лишний толчок способен ненароком снести не только с осей, но и с катушек.

Зато на день святого Валентина у меня большие планы: встреча с научным руководителем. Обсудим темы для PhD. Он мне - стипендию, я ему - разум и чувства.

Эх, давно не было во мне столько веселой жути, скрипки и дудочки. Давно мир не лепился так хорошо. И вообще... Давненько Гэндальф не заглядывал.

anna_earwen: (телефон)
Дни разделились на черные и белые: во время белых я бегаю по потолку от предвкушения "it's gonna be the way you always thought it would be, but it's gonna be no illusion", от ощущения моста под ногами и воздуха вокруг, даром, для всех и чтобы никто не ушел обиженным. Во время черных я снова бегаю по потолку, но по другому поводу: я слишком рациональна для истерики и слишком спокойна для паники, но я все-таки официально - скудельный сосуд, и мне жутко. Не конкретно: я не боюсь ни бомжей, ни снега, ни одиночества, ни отсутствия смысла, ни отсутствия денег - я просто боюсь. Телом. Это как на американских горках: вообще-то весело, но дышать все равно нечем. Поэтому я теперь читаю только англичанских англичан, а френд-ленту пришлось временно разбить на светлых и темных - я читаю только тех, на кого есть силы. И люди, и книги делятся на гармонизаторов и наоборот, на держателей и раскачивателей (это цитаты), а с моей нынешней амплитудой лишний толчок способен ненароком снести не только с осей, но и с катушек.

Зато на день святого Валентина у меня большие планы: встреча с научным руководителем. Обсудим темы для PhD. Он мне - стипендию, я ему - разум и чувства.

Эх, давно не было во мне столько веселой жути, скрипки и дудочки. Давно мир не лепился так хорошо. И вообще... Давненько Гэндальф не заглядывал.

anna_earwen: (телефон)
Мне недавно сказали, что жизнь проходит мимо, пока я корплю над приближением неизбежного (конца света, конечно). Вообще-то я знаю, что жизнь не проходит, а идет - небрежно изучая витрины, возвращаясь домой за зонтиком, опаздывая на трамвай, засиживаясь на работе. И тем не менее, запрос улетел в космос, а космос имеет обыкновение реагировать на запросы, особенно на те, которые удовлетворяются максимально эффективно с минимальными энергозатратами - думаю, космос осознал удручающую атниэкологичность среды и примкнул к обществу зеленых.

Остается гадать, что именно телеграфировали в высшие инстанции. Не иначе, "лето тчк джкрнда тчк". Я стремилась к зубному, не претендуя ни на что, кроме безболезненной пломбы, но попала в центр сиреневого циклона. Джакаранды - они всюду: лиловыми разводами по глади городской панорамы, букетами в четыре человеческих роста по обочинам горячего асфальта, оглушающими пятнами в плотной зеленой массе, чем-то неуловимо душным и сладким в воздухе, как ладан или конфетные духи; чем-то вездесущим, как дух святой, цветным оттенком атмосферы, измененным состоянием сознания и подсознания. Их бытие нельзя отрицать, даже если возьмешься оспаривать сущность: вот ты стоишь посреди цветочного питомника, задыхаясь от многоцветия и лета, прикрывая ладонью глаза, чтобы голова не закружилась от раскачивающихся в мареве полукруглых цветочных горшков, карнавальными гроздьями подвешенных к воздушной карусели; вот ты, не вынеся буридановой ослиной судьбы, хватаешь и пурпурные, и бархатно-синие, и еще вон тот огромный пенопластовый поддон с божественной рассадой, от которого так мазохистски-больно глазам - жадно хватаешь, не в силах унести или оплатить последующий водорасход, хватаешь - и замечаешь сиреневые трупики узких полу-прозрачных цветов, застрявшие между чужих лепестков и листьев, уснувшие между жиденьких еще кустов медуницы, спрятанные у корней, присыпанные землей. Поднимаешь глаза в блаженном состоянии, похожем то ли на маразм, то ли на просветление, и разглядываешь сиреневый купол, обнимающий все и вся огромным зонтом, надежным, как милосердие Божие.

Это такое лето, после которого можно разучиться любить что-нибудь еще, потому что именно таким летом ходишь веселыми ногами и бываешь счастлив одним рожком с мороженым и ветерком в примокший лоб.

Вообще-то я хотела написать о другом, но поняла, что о другом можно потом и вообще когда угодно, а от джакаранд уже завтра останется паскудно мало. От них и сейчас уже.
anna_earwen: (телефон)
Мне недавно сказали, что жизнь проходит мимо, пока я корплю над приближением неизбежного (конца света, конечно). Вообще-то я знаю, что жизнь не проходит, а идет - небрежно изучая витрины, возвращаясь домой за зонтиком, опаздывая на трамвай, засиживаясь на работе. И тем не менее, запрос улетел в космос, а космос имеет обыкновение реагировать на запросы, особенно на те, которые удовлетворяются максимально эффективно с минимальными энергозатратами - думаю, космос осознал удручающую атниэкологичность среды и примкнул к обществу зеленых.

Остается гадать, что именно телеграфировали в высшие инстанции. Не иначе, "лето тчк джкрнда тчк". Я стремилась к зубному, не претендуя ни на что, кроме безболезненной пломбы, но попала в центр сиреневого циклона. Джакаранды - они всюду: лиловыми разводами по глади городской панорамы, букетами в четыре человеческих роста по обочинам горячего асфальта, оглушающими пятнами в плотной зеленой массе, чем-то неуловимо душным и сладким в воздухе, как ладан или конфетные духи; чем-то вездесущим, как дух святой, цветным оттенком атмосферы, измененным состоянием сознания и подсознания. Их бытие нельзя отрицать, даже если возьмешься оспаривать сущность: вот ты стоишь посреди цветочного питомника, задыхаясь от многоцветия и лета, прикрывая ладонью глаза, чтобы голова не закружилась от раскачивающихся в мареве полукруглых цветочных горшков, карнавальными гроздьями подвешенных к воздушной карусели; вот ты, не вынеся буридановой ослиной судьбы, хватаешь и пурпурные, и бархатно-синие, и еще вон тот огромный пенопластовый поддон с божественной рассадой, от которого так мазохистски-больно глазам - жадно хватаешь, не в силах унести или оплатить последующий водорасход, хватаешь - и замечаешь сиреневые трупики узких полу-прозрачных цветов, застрявшие между чужих лепестков и листьев, уснувшие между жиденьких еще кустов медуницы, спрятанные у корней, присыпанные землей. Поднимаешь глаза в блаженном состоянии, похожем то ли на маразм, то ли на просветление, и разглядываешь сиреневый купол, обнимающий все и вся огромным зонтом, надежным, как милосердие Божие.

Это такое лето, после которого можно разучиться любить что-нибудь еще, потому что именно таким летом ходишь веселыми ногами и бываешь счастлив одним рожком с мороженым и ветерком в примокший лоб.

Вообще-то я хотела написать о другом, но поняла, что о другом можно потом и вообще когда угодно, а от джакаранд уже завтра останется паскудно мало. От них и сейчас уже.
anna_earwen: (peace)
А вообще, что - джакаранды. Где мы, а где те джакаранды. Вот полная комната комаров - актуальная проблема. Лето - аскетичное время года: истязает плоть. А дух мы уж и сами как-нибудь.
anna_earwen: (peace)
А вообще, что - джакаранды. Где мы, а где те джакаранды. Вот полная комната комаров - актуальная проблема. Лето - аскетичное время года: истязает плоть. А дух мы уж и сами как-нибудь.
anna_earwen: (solitude)
Коэффициент безбурно-осеннего в организме превысил все ожидаемые нормы. А где-то джакаранды стоят в сиреневом облаке, по кафельному полу можно смело ходить босиком, проснулись рождественские жуки, и цветы душат спящих через распахнутые форточки. Ну что, второе джакарандовое лето пролетает под знаменами дурной бесконечности. Проводим же его без горя. Not all those who wander are lost, the old that is strong does not wither, deep roots are not reached by the frost.



Это не генетическая память. Это изнурительная работа изнуряет.
anna_earwen: (solitude)
Коэффициент безбурно-осеннего в организме превысил все ожидаемые нормы. А где-то джакаранды стоят в сиреневом облаке, по кафельному полу можно смело ходить босиком, проснулись рождественские жуки, и цветы душат спящих через распахнутые форточки. Ну что, второе джакарандовое лето пролетает под знаменами дурной бесконечности. Проводим же его без горя. Not all those who wander are lost, the old that is strong does not wither, deep roots are not reached by the frost.



Это не генетическая память. Это изнурительная работа изнуряет.
anna_earwen: (peace)
Конечно, я слукавила, когда сказала, что жизнь дается мне легко - то есть, я сказала чистую правду, если оценивать мои слова с нынешней бабушкиной позиции: то, что было вчера и сегодня, было всегда. Экстраполяция пространственно-временного континуума - опасная вещь: чем больше привыкаешь к ней, тем больше эмпирических точек вынимаешь - незаметно, по одной. То, что было сегодня, было всегда. (И попробуй только подать раз подгоревшие котлеты - окажется, что иных в этом доме и не бывало никогда). Все, что случается, случается навсегда. Nothing will die, all things will change thro' eternity. Все огоньки в гугловском чате горят зеленым светом и не погаснут ни ныне, ни присно, но мне хотелось бы знать наверняка, на какие из них можно кликать.

И вот еще что, после одной маленькой настольной войны: осознанность тем полезна, что позволяет при помощи самоконтроля изменять свои свойства в нужную сторону. Однако, настоящее изменение собственной структуры происходит только тогда, когда осознанно присвоенное свойство падает на бессознательное дно и превращается в рефлекс - приобретенный, но пойманный в нейронную сеть. К чему я это все. Однажды сил на осознанный самоконтроль не станет - останутся только рефлексы на орбите квантовой души. И сейчас эти рефлексы еще можно выбрать. Не промахнуться бы.
anna_earwen: (peace)
Конечно, я слукавила, когда сказала, что жизнь дается мне легко - то есть, я сказала чистую правду, если оценивать мои слова с нынешней бабушкиной позиции: то, что было вчера и сегодня, было всегда. Экстраполяция пространственно-временного континуума - опасная вещь: чем больше привыкаешь к ней, тем больше эмпирических точек вынимаешь - незаметно, по одной. То, что было сегодня, было всегда. (И попробуй только подать раз подгоревшие котлеты - окажется, что иных в этом доме и не бывало никогда). Все, что случается, случается навсегда. Nothing will die, all things will change thro' eternity. Все огоньки в гугловском чате горят зеленым светом и не погаснут ни ныне, ни присно, но мне хотелось бы знать наверняка, на какие из них можно кликать.

И вот еще что, после одной маленькой настольной войны: осознанность тем полезна, что позволяет при помощи самоконтроля изменять свои свойства в нужную сторону. Однако, настоящее изменение собственной структуры происходит только тогда, когда осознанно присвоенное свойство падает на бессознательное дно и превращается в рефлекс - приобретенный, но пойманный в нейронную сеть. К чему я это все. Однажды сил на осознанный самоконтроль не станет - останутся только рефлексы на орбите квантовой души. И сейчас эти рефлексы еще можно выбрать. Не промахнуться бы.

Unsent

Aug. 6th, 2011 12:50 am
anna_earwen: (temperance)
...Что касается романтических отношений, в последнее время меня вполне устраивают случайные метафизические связи.

Unsent

Aug. 6th, 2011 12:50 am
anna_earwen: (temperance)
...Что касается романтических отношений, в последнее время меня вполне устраивают случайные метафизические связи.

Unsent

Aug. 6th, 2011 12:50 am
anna_earwen: (temperance)
...Что касается романтических отношений, в последнее время меня вполне устраивают случайные метафизические связи.

June 2017

S M T W T F S
    12 3
45678910
11121314151617
18192021 222324
25 2627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 01:56 am
Powered by Dreamwidth Studios